NANNIC: НАУЧНЫЙ ПОДХОД К ТЕРАПИИ АЛОПЕЦИИ

12.09.2021

Флегонтова Елена Александровна

К.м.н., дерматокосметолог, физиотерапевт, генетический консультант, руководитель обучающих программ в ООО «КИТ Мед», преподаватель и куратор программ в Global Academy

 

Волосы — очень важный и весьма сложно устроенный микроорган. Они наглядно отражают личные генетические особенности человека, состояние его здоровья и требуют постоянного внимания и ухода.

По данным Европейских трихологов, около 40% людей в возрасте до 40 лет страдают от алопеции — патологического выпадения волос, приводящего к их частичному или полному исчезновению в определенных областях головы или туловища. Процесс носит хронический характер и сопряжен со структурными изменениями волосяных фолликулов и нарушением их циклического развития, что обусловлено множеством различных факторов, включая генетическую предрасположенность, аутоиммунные и гормональные нарушения, дефицит витаминов и минералов [1, 2]. Курение, злоупотребление алкоголем и стресс также могут послужить отягчающими факторами, однако патогенез алопеции полностью не установлен [3].

У взрослого человека на голове около 100 тыс. волос, а в каждом волосяном фолликуле около 200–300 клеток. Итого, путем несложных подсчетов, можно определить, что около 20–30 млн клеток ежедневно принимают питательные вещества, потребляют огромное количество энергии для того, чтобы каждый волос удлинился на 0,3 мм, а это уже почти 30 м в общей сумме.

Цикл роста волос состоит из трех фаз:

  • фазы анагена — периода, в течение которого клетки размножаются и волосы растут;
  • фазы катагена — периода регресса;
  • фазы телогена, в которой волосы выпадают (рис. 1) [4, 5].

Однако при алопеции фаза анагена укорачивается, и волосы преждевременно переходят в фазу катагена. Это продлевает переход от фазы телогена к фазе анагена.

У здорового человека ежедневно приблизительно 100 волосяных фолликулов завершают функциональную деятельность. Анаген продолжается от 2 до 7 лет и характеризуется развитием фолликула, его удлинением и активным формированием стержня волоса. В катаген прекращается пролиферация клеток матрикса, укорачивается нижняя часть фолликула и опустошается центр корня волоса, что занимает 1–3 нед. В телоген происходит атрофия фолликула и выпадение волоса. Эта фаза длится от 2 до 4 мес. В норме 85% волосяных фолликулов находятся в фазе анагена, 14% — в фазе телогена и только 1% — в фазе катагена. Таким образом, соотношение «анагеновых» и «телогеновых» фолликулов составляет 9 : 1 [6].

В патогенезе алопеции задействованы различные сигнальные пути. Их влияние на рост волоса приведено в табл. 1.

Таблица 1. Факторы и сигнальные пути, задействованные в патогенезе алопеции

Фактор / сигнальный путь

Роль в патогенезе алопеции

Молекулярный сигнальный путь Wnt, регулирующий эмбриогенез и дифференцировку клеток

Путь Wnt играет ключевую роль в регенерации клеток дермальных сосочков волосяного фолликула. Следовательно, активация этого пути может укрепить волосяной фолликул [7]. Кроме того, он поддерживает индуктивную активность волос

FGF-7 (фактор роста фибробластов 7)

Играет важную роль в процессе восстановления тканей, способствует наступлению и пролонгации фазы анагена

Сигнальный путь ERK — один из ключевых и наиболее хорошо изученных сигнальных путей митоген-активированной протеинкиназы (mitogen-activated protein kinase; MAPK)

Связан с митогенезом и пролиферацией клеток волосяного фолликула [8]

HGF (фактор роста гепатоцитов)

Незаменим для развития, роста и здорового клеточного цикла волосяных фолликулов. HGF действует как митоген и стимулирует кератиноциты, меланоциты и многие другие эпителиальные клетки [8]. HGF необходим для активации фазы анагена и продлевает эту фазу, а также стимулирует синтез ДНК и рост волос

Сигнальный путь Akt

Сигнальный путь протеинкиназы Akt обеспечивает выживание клеток путем ингибирования апоптоза [9]

KGF (фактор роста кератиноцитов)

Пролонгирует фазу анагена, контролирует пролиферацию и дифференцировку клеток волосяного фолликула посредством паракринных механизмов [10]. KGF также предотвращает гибель клеток, вызванную ультрафиолетовым облучением и химиотерапевтическими или цитотоксическими агентами, что может быть полезно при алопеции, вызванной химиотерапией [11]

PAK-1 (p21-активированная киназа 1)

Этот фактор задействован в патогенезе многих заболеваний, таких как рак или выпадение волос. Следовательно, подавление PAK-1 может способствовать росту волосяных фолликулов [12]

NT-4 (нейротрофин 4)

Секретируется, начиная с поздней стадии фазы анагена, способствуя переходу в фазу катагена. Транскрипция NT-4 индуцируется андрогенами. При супрессии NT-4 наблюдается заметное замедление наступления катагена

TGF-β (трансформирующий фактор роста β)

TGF-β подавляет рост волос за счет индукции фазы катагена и перехода от фазы катагена к фазе телогена. Это многофункциональный цитокин, который секретируется макрофагами и другими клетками; он разрушает ДНК и запускает апоптоз в клетках. Кроме того, TGF-β принимает участие в индукции фиброза и кальцификации. Следовательно, чтобы предотвратить выпадение волос, необходимо снизить уровень TGF [13]

Соотношение антиапоптотического фактора Bcl-2 и проапоптотического белка Вах (Bcl-2/Bax)

Отношение Bcl-2/Bax играет ключевую роль в индукции апоптоза и снижается во время фазы катагена по сравнению с фазой анагена [14]. Следовательно, увеличение соотношения Bcl-2/Bax важно для остановки перехода от фазы анагена к фазе катагена

Фермент каспаза-3

Семейство каспаз играет ключевую роль в апоптозе, причем каспаза-3 ответственна за передачу сигналов апоптоза; таким образом, активация каспазы-3 важна для того, чтобы вызывать фрагментацию ДНК и апоптотические структурные изменения [14]

Рецептор Fas — рецептор смерти, расположенный на поверхности клеток, активация которого приводит к запрограммированной гибели клеток (апоптозу)

Fas опосредует внешний путь апоптоза и ускоряет фазу катагена за счет активации семейства каспаз. Ингибирование p53 дезактивирует Fas и блокирует внешний путь [15]

BDNF (нейротрофический фактор мозга).

р53 — фактор, который запускает остановку клеточного цикла и репликации ДНК, при сильном стрессовом сигнале — апоптоз.

p75 — рецептор фактора роста нервов, может способствовать апоптозу клетки

BDNF, p53 и p75 индуцируют фазу катагена, а BDNF индуцирует переход между фазами анагена и катагена путем активации TGF-β. Он также способствует катагеновой фазе за счет связывания с TrkB. Рецептор нейротрофина p75 (p75NTR) связывается с фактором роста нервов и контролирует регресс волосяного фолликула, вызванный апоптозом [16]

VEGF (фактор роста эндотелия сосудов)

VEGF участвует в формировании кровеносных сосудов вокруг волосяных фолликулов, а также напрямую стимулирует пролиферацию клеток дермальных сосочков. Избыточный синтез внеклеточного матрикса происходит при андрогенетической алопеции, которая вызывает фиброз и дефицит кислорода и питательных веществ. VEGF может облегчить эти состояния, увеличивая кровоток, и ускоряет фазу анагена за счет модуляции роста сосочков фолликулов. Регулирование VEGF может помочь предотвратить аномальное образование кровеносных сосудов [17]. VEGF способствует росту волос в результате ангиогенеза

Окислительный стресс

Окислительный стресс может вызвать воспаление и в конечном итоге выпадение волос. Следовательно, борьба с окислительным стрессом важна для роста волос [18]

5α-редуктаза и дигидротестестерон (ДГТ)

5α-редуктаза и ДГТ являются важными звеньями патогенеза андрогенетической алопеции. 5α-редуктаза — фермент, индуцирующий превращение тестостерона в ДГТ. Следовательно, при ингибировании 5α-редуктазы происходит удлинение фазы анагена и увеличение фолликула, что предотвращает миниатюризацию фолликулов. ДГТ обладает сильным сродством к рецептору андрогенов и вызывает апоптоз в клетках волосяных фолликулов за счет стимуляции транскрипции TGF-β1, 2 и DKK-1 [19]

Хроническое воспаление

Воспаление усугубляет выпадение волос, в основном за счет преждевременной индукции фазы телогена из фазы анагена. Однако более значительный вклад в воспаление вносит активация андрогенных рецепторов, приводящая к усилению секреции себума — питательного субстрата для липофильных организмов, что способствует увеличению их численности. Именно чрезмерный рост микроорганизмов, таких как Propionibacterium acnes или Demodex, вызывает иммунный ответ, который приводит к хроническому воспалению [20]. Андрогены, микроорганизмы и воспаление создают петлю обратной связи при андрогенетической алопеции. Поэтому так важно держать хроническое воспаление под контролем. Многие цитокины стимулируют воспаление и вызывают алопецию. ФНО-α способствует апоптозу клеток волосяных фолликулов, что позволяет рассматривать его в качестве основного фактора, вызывающего гнездную алопецию [10, 17]. И ИЛ-1α, и ФНО-α вызывают вакуолизацию клеток матрикса и аномальную кератинизацию. Цитокин ИЛ-6 ускоряет фазу катагена за счет ингибирования удлинения стержня волоса и пролиферации клеток матрикса [21]. NF-κB также считают одним из основных виновников алопеции. NFκB перемещается в ядро и разрушает IκB-α в цитоплазме

 

В вопросе терапии алопеции по-прежнему остается много пробелов — традиционные медикаментозные подходы недостаточно эффективны и безопасны, а также не могут обеспечить длительную ремиссию заболевания. На сегодняшний день миноксидил и финастерид являются единственными лекарственными средствами, одобренными FDA для терапии алопеции [1]. Несмотря на наличие клинического эффекта, их применение имеет свои подводные камни в виде нежелательных явлений, таких как сухость и раздражение кожи головы при применении миноксидила и депрессия, суицидальные мысли, эректильная дисфункция при использовании финастерида [5]. Это создает почву для поиска иных подходов к терапии алопеции.

Роль топических средств растительного происхождения в терапии алопеции

Экстракты растений являются частым компонентом косметических средств, предназначенных для улучшения роста и питания волос. Тем не менее механизмы их действия долгое время оставались малоизученными. Расширение научных методов исследования дает вторую жизнь применению лекарственных растений и позволяет более глубоко рассмотреть и оценить их роль в терапии различных заболеваний.

Cho E.I. и соавт. осуществили обзорное исследование, нацеленное на изучение механизмов реализации биологических эффектов различных растений и их компонентов на каждой стадии цикла роста волоса [1]. Для обзора авторы выбрали 73 научные публикации исследований, из которых 42 исследования были посвящены лекарственным растениям, 15 — входящим в их состав отдельным веществам-компонентам и 16 — лекарственным растениям и веществам (табл. 2). В 52 исследованиях использовалась модель in vivo, в 42 исследованиях — in vitro, а в двух — ex vivo. Относительно форм алопеции, 21 исследование было посвящено терапии андрогенетической алопеции, 3 — гнездной алопеции и 49 исследований касались общей патофизиологии алопеции.

Таблица 2. Лекарственные растения и входящие в их состав вещества, использованные для терапии алопеции в ходе включенных в анализ клинических исследований [1].

Тестируемая субстанция

Тестируемая субстанция

Тестируемая субстанция

1

Eclipta prostrata

2

Perilla frutescens

2.1

Розмариновая кислота*

3

Pueraria montana

4

Thuja occidentalis

5

Phyllanthus urinaria

6

Equisetum debile

7

Panax ginseng (женьшень)

7.1

1.8-Гептадекадиен-4.6-диин-3.10-диол*

7.2

Панакситриол*

7.3

Дигидропанаксакол*

7.4

Гинзенозиды Rb1*

7.5

Гинзенозид Rg1*

7.6

Гинзенозид Re*

7.7

Гинзенозид Rg3*

8

Alpinia zerumbet

8.1

Кемпферол-3-O-β-D-глюкуронид (KOG)*

8.2

Лабдадиен (A. zerumbet)

8.3

MTD (2.5-бис (1E. 3-E. 5E)-6-метоксигекса-1.3.5-триен-1-ил)*

8.4

(E)-2.2.3.3-тетраметил-8-метилен-7-(окт-6-ен-1-ил)-октагидро-1H-хинолизин)*

8.5

Гиспидин*

9

Avicennia marina (мангровое дерево)

9.1

Avicequinone C*

10

Hura crepitans (семейства молочайных)

10.1

Фактор Daphne F3*

11

Boehmeria nipononivea

11.1

α-Линоленовая кислота*

11.2

Элаидиновая кислота*

11.3

Стеариновая кислота*

12

Scutellaria baicalensis (Шлемник байкальский)

12.1

Байкалин*

13

Platycladus orientalis (платан восточный)

14

Geranium sibiricum (герань сибирская)

15

Oryza sativa (рис)

15.1

Линолевая кислота*

15.2

γ-Оризанол*

16

Thuja orientalis (туя восточная)

17

Aconitum ciliare

18

Polygonum multiflorum (купена многоцветковая)

18.1

P. multiflorum (preparata)

18.2

Тетрагидроксистильбен глюкозид*

19

Chamaecyparis obtusa (кипарисовик туполистный)

20

Centella asiatica

21

Miscanthus sinensis

22

Ficus carica

23

Икариин*

24

Кукурбитацин I*

25

Malva verticillata

25.1

Миристолеиновая кислота*

26

Angelica sinensis (дудник китайский)

27

Carthamus tinctorius

27.1

Олеозин-FGF9*

28

Цефарантин*

29

Crataegus pinnatifida (боярышник перистонадрезанный)

30

Acanthopanax koreanus

30.1

Аканкореозид J*

31

Rosmarinus officinalis (розмарин лекарственный)

32

Cuscuta reflexa

33

Illicium anisatum (бадьян анисовый)

33.1

Шикимовая кислота*

34

Sophora flavescens (софора желтоватая)

35

Lygodium japonicum (японский плетистый папоротник)

36

Pinellia ternata

37

Astragalus membranaceus

38

Zizyphus jujuba

39

Черная фасоль

40

Пионы

41

Зеленый чай

42

Coix lacryma-jobi (бусенник)

43

Glycyrrhizae Radix (корень солодки)

44

Rumex japonicus (рейнутрия японская)

45

Allium tuberosum (лук туберозный)

46

6-гингерол* (содержится в имбире)

 

 

 

 

 

Примечание. <*> — отдельные компоненты экстрактов.

Многие лекарственные растения и входящие в их состав вещества способствуют продлению фазы анагена, предотвращают переход от фазы анагена к фазе катагена или способствуют переходу от телогеновой фразы к фазе анагена. Они также способствуют росту волос, вызывая пролиферацию кератиноцитов, подавляя апоптоз, активируя ангиогенез и подавляя дигидротестостерон и воспаление.

Многие лекарственные растения и входящие в их состав вещества способствуют продлению фазы анагена, предотвращают переход от фазы анагена к фазе катагена или способствуют переходу от телогеновой фразы к фазе анагена. Они также способствуют росту волос, вызывая пролиферацию кератиноцитов, подавляя апоптоз, активируя ангиогенез и подавляя дигидротестостерон и воспаление.

Пути, посредством которых лекарственные растения и входящие в их состав вещества способствуют восстановлению роста волос, обобщены на рис. 2.

В рамках терапии алопеции травы и входящие в их состав соединения могут быть более эффективными, чем миноксидил или финастерид, поскольку они позволяют воздействовать сразу на несколько мишеней — нельзя быть уверенным, что блокирование только одного белка или фермента значительно улучшит рост волос [22]. (Миноксидил — производное пиримидина, активатора АТФ-зависимых калиевых каналов, обладающего сосудорасширяющим эффектом. Миноксидил усиливает синтез VEGF, а также повышает активность β-катеина (сигнальный путь Wnt), что приводит к запуску и пролонгации фазы анагена. Финастерид — ингибитор 5-альфа-редуктазы 2-го типа, понижает уровень ДГТ в сыворотке крови [23]. — Прим. ред.)

Поэтому косметические средства на основе лекарственных трав открывают многообещающие перспективы для лечения многофакторных заболеваний, к которым в полной мере можно отнести алопецию. Использование натуральных лекарств дает множество преимуществ, включая меньшее количество побочных эффектов, соблюдение пациентом схемы применения средств, более низкую себестоимость курса терапии.

Профессиональный уход за волосами от Nannic

В 2019 г. компания Nannic (Бельгия) выпустила линию восстанавливающих средств по уходу за волосами, которые можно рассматривать в качестве дополнения к одобренным синтетическим препаратам для терапии алопеции или их потенциальной альтернативы.

Разработки Nannic основаны на результатах международных исследований, а также на знаниях о растениях и регионах их произрастания. Везде, где позволяет технологический процесс, используются только натуральные ингредиенты.

Все продукты Nannic одобрены и разрешены к свободной продаже и использованию, после испытаний в Научном комитете по безопасности потребителей (Scientific Committee on Consumer Safety), который является организацией Европейского Союза в Брюсселе.

Линия средств для волос была признана в Бельгии инновационным открытием 2019 по уходу за волосами. В основе разработанных средств лежит концепция комплексного ухода Nannic Anti-Age HSR:

  • Hair — уход за видимой частью волоса;
  • Scalp — поддержание здоровья кожи головы;
  • Root — поддержание естественного роста волос.

Основополагающим звеном ухода являются дневной и ночной лосьоны.

Лосьон Age control day care follicle rejuvenation предназначен для омоложения фолликулов и предотвращения выпадения волос (табл. 3).

Таблица 3. Активные компоненты лосьона Age control day care (Nannic, Бельгия) и их биологические эффекты

Основные компоненты

Биологические эффекты

Экстракт красной свеклы

Содержит беталаин и природные антиоксиданты — фенольные компоненты, 4-гидроксибензойную кислоту, кофейную кислоту, гидрат катехина и эпикатехин, что обеспечивает антиоксидантное и противовоспалительные действие [24]

Кукурузный крахмал

Защищает от теплового стресса, увлажняет, питает волосы

Молочные белки

Стимулируют синтез АТФ, продлевают фазу анагена

Ацетилцистеин и ацетилметионин

Защищают от воздействия свободных радикалов

Ментол

  • Противовоспалительное, антиоксидантное, антимикробное действие
  • Улучшает микроциркуляцию
  • Повышает активность щелочной фосфатазы (alkaline phosphatase; ALP), а также экспрессию IGF, тем самым индуцируя и продлевая фазу анагена (рис. 2). Согласно исследованию Oh J.Y. и соавт., применение эфирного масла мяты, содержащего 42% ментола, сопровождалось утолщением дермы, увеличением количества волосяных фолликулов (рис. 3) [25]

 

Ночная сыворотка Age control night care — root stimulation:

  • стимулирует волосяные фолликулы;
  • поддерживает естественный рост и предотвращает выпадение волос;
  • стимулирует микроциркуляцию;
  • регулирует выработку себума (табл. 4).

Таблица 4. Активные компоненты лосьона Age control night care (Nannic, Бельгия) и их биологические эффекты

Основные компоненты

Биологические эффекты

Экстракт Tussilago Farfara (мать-и-мачеха)

В листьях мать-и-мачехи идентифицировано 13, в цветках — 12, а в корнях — 10 жирных кислот с преобладанием ненасыщенных жирных кислот, а именно линолевой и линоленовой [26]. Компоненты экстракта мать-и-мачехи стимулируют KGF, IGF-1, VEGF, оказывают ингибирующий эффект на TGF-β, 5α-редуктазу, тем самым удлиняя фазу анагена и препятствуя преждевременному наступлению фазы катагена (рис. 2)

Масло корня Curcuma Longa

Антиоксидантное, противовоспалительное действие, повышение гидратации кожи [27]

Масло корня Zingiber Officinale (имбирь)

Содержит различные биологически активные вещества, включая гингерол, шогаол, зингерон и β-бисаболен. Обладает выраженным антиоксидантным действием, снижает экспрессию провоспалительных маркеров [28]

Масло листьев Cinnamomum Zeylanicum (корицы)

Антиоксидантное и антимикробное действие

Амиды кукурузы

Защита от свободных радикалов

 

Проект «Скажи СТОП выпадению волос!»

В 2020 г. компания «КИТ МЕД» — эксклюзивный дистрибьютор марки Nannic в России запустила проект «Скажи СТОП выпадению волос!» с использованием сывороток Nannic на славянском типе волос.

Каждый участник применял сыворотки для дневного и ночного ухода в течение 3 мес, а также дополнительно шампунь Nannic damage repair или Vitality boost в зависимости от типа волос.

Для выявления генетической предрасположенности к андрогенетической алопеции всем участникам проекта был проведен генетический тест от компании MyGenetics.

Этапы проекта:

  • диагностика участников и назначение сывороток Age control day care — follicle rejuvenation и Age control night care — root stimulation;
  • промежуточная оценка результатов (осмотр с помощью трихоскопии) через 6 нед от начала применения сывороток;
  • итоговая оценка результатов (осмотр с помощью трихоскопии) через 12 нед от начала применения сывороток.

В проекте изначально принимали участие 11 человек — 4 мужчины и 7 женщин в возрасте от 18 до 54 лет — с диагнозом «андрогенетическая алопеция разной степени выраженности, себорея кожи головы, выпадение волос с давностью не более 3 лет».

Все участники проекта до использования сывороток для волос Nannic отмечали у себя выпадение и истончение волос, медленный рост, отсутствие здорового и красивого блеска волос, ухудшение состояния кожи головы.

В связи с эпидемиологической обстановкой по COVID-19 два участника выбыли из проекта через 1,5 мес, так как заболели COVID-19, и двое пациентов выбыли из проекта через 1 мес в связи с тем, что стали отмечать активное выпадение волос при использовании дневной и ночной сывороток Nannic и самостоятельно приостановили их применение.

У каждого пациента в ходе проекта оценивались плотность волос на см2, в том числе количество терминальных и веллусных волос, количество двойных фолликулярных юнитов, средний диаметр волос, соотношение толстых, средних и тонких волос до и после применения сывороток Nannic.

Всем участникам была проведена трихоскопия для объективной оценки состояния волос до и после применения сывороток Nannic. Анализ данных проводился в профессиональной диагностической компьютерной программе TRICHO LABE Snape при увеличении в 50 раз (рис. 4).

Рис. 5–10 отображают состояние волос до и после проекта.

В результате применения сывороток Nannic Follicle rejuvenation и Root stimulation утром и вечером в течении 3 мес у участников проекта «Скажи СТОП выпадению волос!» отмечены:

  • активация роста новых волос;
  • увеличение плотности волос;
  • увеличение объема волос;
  • увеличение количества двойных фолликулярных юнитов;
  • изменение структуры волос — до начала применения сывороток у участников преобладали тонкие волосы, а после проведения терапии сыворотками Nannic стали преобладать толстые волосы;
  • нормализация выработки себума;
  • улучшение состояния кожи головы;
  • улучшение качества волос — они становятся блестящими, объемными, хорошо сохраняется прическа и укладка в течение дня (по субъективным ощущениям участников).

Заключение

Сбалансированный и комплексный состав препаратов линейки Nannic для ухода за волосами и эффективная доставка активных ингредиентов позволяют этим средствам эффективно решать вопросы выпадения волос. На постоянной основе линию средств можно рекомендовать для сохранения молодости и толщины волос. Они будут весьма уместны и в комбинации с миноксидилом — для тех, кто хочет постепенно заменить использование миноксидила для регулярного применения.

Отдельно следует оговорить востребованность уходовых средств Nannic среди пациентов, прибегнувших к трансплантации волос: новые волосы могут обойтись без специфического ухода, в то время как оставшиеся старые волоски в зоне трансплантации продолжают нуждаться в особой заботе. Именно для них Nannic HSR будет весьма эффективен и поможет сохранить достигнутые результаты на долгие годы.

 

Статья опубликована в журнале «Косметика и медицина Special Edition» №3/2021

На правах рекламы

Литература

  1. Cho E.C., Kyuseok K.A. Comprehensive Review of Biochemical Factors in Herbs and Their Constituent Compounds in Experimental Studies On Alopecia. J Ethnopharmacol 2020; 258: 112907.
  2. Trüeb R.M., Dias M.F.R.G. Alopecia areata: a comprehensive review of pathogenesis and management. Clin Rev Allergy Immunol 2018; 54(1): 68–87.
  3. Strazzulla L.C., Wang E.H.C., Avila L., et al. Alopecia areata: disease characteristics, clinical evaluation, and new perspectives on pathogenesis. J Am Acad Dermatol 2018; 78(1): 1–12.
  4. Grymowicz M., Rudnicka E., Podfigurna A., et al. Hormonal Effects on Hair Follicles. Int J Mol Sci 2020; 21(15): 5342.
  5. Dhariwala M.Y., Ravikumar P. An overview of herbal alternatives in androgenetic alopecia. J Cosmet Dermatol 2019; 18(4): 966–975.
  6. Тлиш М.М., Шавилова М.Е., Сашко М.И., Псавок Ф.А. Диффузная телогеновая алопеция: современные возможности топической терапии. Лечебное дело 2019; 3: 49–53.
  7. Min D.J., Park N.H., Hwang J.S., et al. Low-temperature rendering technology applied to extract black beans, peony and green tea for scalp repair. J Soc Cosmet Scientists Korea 2009; 35(1): 41–46.
  8. Jeong G.H., Boisvert W.A., Xi M.Z., et al. Effect of Miscanthus sinensis var. purpurascens flower extract on proliferation and molecular regulation in human dermal papilla cells and stressed C57bl/6 mice. Chin J Integr Med 2018; 24(8): 591–599.
  9. Park G.H., Park K.Y., Cho H.I., et al. Red ginseng extract promotes the hair growth in cultured human hair follicles. J Med Food 2015; 18(3), 354–362.
  10. Choi J.S., Jeon M.H., Moon W.S., et al. In vivo hair growth-promoting effect of rice bran extract prepared by supercritical carbon dioxide fluid. Biol Pharm Bull 2014; 37(1): 44–53.
  11. Junlatat J., Sripanidkulchai B. Hair growth-promoting effect of Carthamus tinctorius floret extract. Phytother Res 2014; 28(7): 1030–1036.
  12. Taira N., Nguyen B.C., Tawata S. Hair growth promoting and anticancer effects of p21-activated kinase 1 (PAK1) inhibitors isolated from different parts of Alpinia zerumbet. Molecules 2017; 22(1): 132.
  13. Boisvert W.A., Yu M., Choi Y., et al. Hair growth-promoting effect of Geranium sibiricum extract in human dermal papilla cells and C57BL/6 mice. BMC Compl Alternative Med 2017; 17(1): 109.
  14. Kim M.H., Choi Y.Y., Cho I.H., et al. Angelica sinensis induces hair regrowth via the inhibition of apoptosis signaling. Am J Chin Med 2014; 42(4): 1021–1034.
  15. Chen L., Duan H., Xie F., et al. Tetrahydroxystilbene glucoside effectively prevents apoptosis induced hair loss. BioMed Res Int 2018; 2018: 1380146.
  16. Suzuki A., Matsuura D., Kanatani H., et al. Inhibitory effects of polyacetylene compounds from panax ginseng on neurotrophin receptor-mediated hair growth. Biol Pharm Bull 2017; 40(10): 1784–1788.
  17. Turkoglu M., Pekmezci E., Kilic S., et al. Effect of Ficus carica leaf extract on the gene expression of selected factors in HaCaT cells. J Cosmet Dermatol 2017; 16(4): e54–e58.
  18. Jung J.E., Cho E.J. Protective effects of Zizyphus jujuba and fermented Zizyphus jujuba from free radicals and hair loss. J Korean Soc Food Sci Nutr 2014; 43(8): 1174–1180.
  19. Murata K., Noguchi K., Kondo M., et al. Inhibitory activities of Puerariae Flos against testosterone 5alpha-reductase and its hair growth promotion activities. J Nat Med 2012; 66(1): 158–165.
  20. Sadgrove N.J. The new paradigm for androgenetic alopecia and plant-based folk remedies: 5alpha-reductase inhibition, reversal of secondary microinflammation and improving insulin resistance. J Ethnopharmacol 2018; 227: 206–236.
  21. Chaiyana W., Punyoyai C., Somwongin S., et al. Inhibition of 5alpha-reductase, IL-6 secretion, and oxidation process of equisetum debile Roxb. Ex vaucher extract as functional food and nutraceuticals ingredients. Nutrients 2017; 9(10): 1105.
  22. Li S., Zhang B. Traditional Chinese medicine network pharmacology: theory, methodology and application. Chin J Nat Med 2013; 11(2): 110–120.
  23. Suchonwanit P., Thammarucha S., Leerunyakul K. Minoxidil and its use in hair disorders: a review. Drug Des Devel Ther 2019; 13: 2777–2786.
  24. Georgiev V.G., Weber G., Kneschke E.-M., et al. Antioxidant Activity and Phenolic Content of Betalain Extracts From Intact Plants and Hairy Root Cultures of the Red Beetroot Beta Vulgaris Cv. Detroit Dark Red. Plant Foods for Human Nutrition (Dordrecht, Netherlands) 2010; 65 (2): 105–111.
  25. Oh J.Y., Park M.A., Kim Y.C. Peppermint oil promotes hair growth without toxic signs. Toxicol Res 2014; 30(4): 297–304.
  26. Кацуба И.К., Кисличенко В.С., Новосел Е.Н. Исследование жирнокислотного состава листьев, цветков и корней мать-и-мачехи обыкновенной. Актуальные проблемы медицины 2013; 18: 161.
  27. Barbalho S.M., de Sousa Gonzaga H.F., de Souza G.A., et al. Dermatological Effects of Curcuma Species: a Systematic Review. Clin Exp Dermatol 2021; 46(5): 825–833..
  28. Abbas A.N. Ginger (Zingiber Officinale (L.) Rosc) Improves Oxidative Stress and Trace Elements Status in Patients With Alopecia Areata. Niger J Clin Pract 2020; 23(11): 1555–1560.
Вместе с этими статьями также читают
 
×