СКИН АКВА ЛОК: УНИВЕРСАЛЬНЫЙ ПОДХОД К ПОДДЕРЖАНИЮ ВОДНОГО БАЛАНСА КОЖИ ИЗНУТРИ

20.08.2020

Перетта Лоррейн

Руководитель направления нутрициологии International Institute of Anti-Aging, Великобритания

 

Как сохранить в коже влагу? Вопрос, актуальный не только для кожи, которую принято называть сухой. Проблема недостатка воды существует у себорейной кожи с повышенной себосекрецией и ксерозной кожи с дефицитом себума, у атоничной дряблой кожи и кожи с морщинами. Причины, которые привели к снижению уровня воды в коже в этих столь разных состояниях, тоже будут разными. Поэтому общего решения нет и быть не может, и в каждом конкретном случае программа увлажнения кожи будет своя.

И тем не менее на рынке существует средство, которое можно назвать универсальным и которое впишется в любую программу увлажнения вне зависимости от причин, вызвавших нарушение водного баланса, — это нутрицевтический препарат СКИН АКВА ЛОК из линии Advanced Nutrition ProgrammeTM, разработанный International Institute of Ani-Aging (IIAA, Великобритания). В данной статье мы расскажем о механизмах действия этого замечательного препарата и приведем доказательства его клинической эффективности. Но прежде чем перейти к обсуждению самого продукта, скажем несколько слов о водном балансе и механизмах его регуляции.

Что такое водный баланс кожи и как он регулируется

Вопрос увлажнения кожи нельзя рассматривать в отрыве от вопроса водного баланса всего организма. Чтобы он поддерживался, нужно обеспечить равновесие между поступлением воды в организм и ее выводом. Кожа играет в этом очень заметную роль: через нее выводится почти четверть всей поступившей в организм воды, и в этом плане она на втором месте после почек. А это значит, что вода в коже находится в постоянном движении и все время обновляется, но при этом в каждый момент времени в коже должен поддерживаться определенный объем воды. Это и есть то, что называется водным балансом кожи: с одной стороны, постоянное присутствие в ней воды в необходимом количестве, с другой — ее непрерывная смена.

Кожа самостоятельно поддерживает это равновесие с помощью различных водорегулирующих и водоудерживающих систем, и если они дают сбой, кожа начинает терять влагу. Поэтому задача увлажнения кожи заключается не в том, чтобы привнести дополнительное количество воды, а в том, чтобы обеспечить условия для нормальной работы ее собственных механизмов регуляции водного баланса — если они нарушены, кожа не сможет эту воду удержать, а если не нарушены, то вода сверх нормы коже не нужна.

Мы не будем вдаваться в детальный разбор всех водорегулирующих механизмов, которыми располагает кожа. Отметим лишь два, которые на данный момент хорошо изучены и которые могут успешно восстанавливаться с помощью методов косметологии. Один из них относится к механизмам, обеспечивающим движение воды и ее смену в эпидермисе, другой — к механизмам, поддерживающим необходимый уровень воды в живых слоях кожи.

Липидный барьер рогового слоя и контроль движения воды

Эпидермис не имеет собственной микроциркуляции и в этом плане полностью зависит от дермального слоя. Но чтобы из дермы в него поступала вода, а вместе с ней различные необходимые клеткам вещества, должна быть движущая сила, которая бы направила воду в сторону эпидермиса. Такой движущей силой является отток воды через самый верхний слой эпидермиса — роговой. На поверхности кожи вода испаряется, и это испарение обеспечивает непрерывное движение воды через эпидермис. Данный процесс получил название трансэпидермальной потери воды, ТЭПВ (transepidermal water loss, TEWL).

ТЭПВ не имеет никакого отношения к испарению воды через потовые железы. Ее основная миссия — создавать движущую силу для активного поступления воды в эпидермис.

Строение и функционирование липидного барьера

Движение воды в роговом слое происходит по межклеточным промежуткам, поскольку напрямую через плотные роговые чешуйки, заполненные кератином, это невозможно (рис. 1А). Но путь между чешуйками нельзя назвать таким уж свободным, ведь он пролегает по неоднородной структуре, которая известна как липидный барьер. Липидный барьер состоит из многочисленных липидных пластов, которые параллельны друг другу на больших площадях и не пересекаются (рис. 1Б). Вода перемещается вдоль липидных пластов по разделяющим их узким водным прослойкам (рис. 1В). Это движение является простой диффузией молекул воды по градиенту концентрации из места, где воды много (живые слои эпидермиса), туда, где ее меньше (атмосферный воздух).

Если структура липидных пластов меняется в результате изменения состава или же происходит их физическое разрушение, то воде становится легче двигаться, и она быстрее достигает поверхности кожи и испаряется в большем количестве. Это можно «увидеть» с помощью теваметра (tewameter) — специального устройства, измеряющего скорость и объем водяного пара у поверхности кожи.

По своему строению каждый взятый в отдельности липидный пласт рогового слоя аналогичен классической клеточной мембране, которая формирует оболочку живой клетки и внутриклеточных органелл (ядро, митохондрии, эндоплазматическая сеть, лизосомы, экзосомы, эндосомы). Липидный пласт, как и клеточная мембрана, состоит из двух слоев полярных липидов. Полярный липид представляет собой вытянутую молекулу, имеющую гидрофильную «головку» и гидрофобный «хвост» (рис. 1В). В воде такие молекулы начинают группироваться таким образом, чтобы их «головки» были обращены к воде, а «хвосты», наоборот, от воды спрятаны. Липидный бислой как раз одна из структур, которая может это обеспечить.

Но если общий план липидного пласта и клеточной мембраны одинаков (липидный бислой), то по составу они абсолютно разные. Основу клеточной мембраны составляют фосфолипиды. В липидных же пластах вместо фосфолипидов присутствуют церамиды. Кроме церамидов, в их составе есть свободные жирные кислоты и холестерин. Все три компонента взяты в равных долях (рис. 1Г). Если эта пропорция меняется, например, в результате дефицита одного из компонентов или же появления посторонних липидов, нехарактерных для липидного барьера, то параллельность пластов на протяженных участках нарушается. В них появляются разрывы, которые немедленно заполняются водой, и скорость движения воды через роговой слой увеличивается (индекс ТЭПВ возрастает).

Восстановление барьера и коррекция сухости кожи

В результате уровень воды в роговом слое может снизиться, что клинически проявляется в виде симптомов сухости кожи (рис. 2):

  • мелкие морщины;
  • видимое шелушение;
  • чувство стянутости;
  • раздражимость.

Помочь сухой коже можно, если восстановить ее липидный барьер. Например, обеспечить оперативную поставку барьерных липидов с помощью топических средств снаружи или же нутрицевтических продуктов изнутри.

Вариант № 1: топическое нанесение

Эффективность топического нанесения церамидов для восстановления и укрепления липидного барьера подтверждена во многих лабораторных и клинических исследованиях [1–3]. Сегодня на рынке много препаратов, в составе которых есть церамиды, а также холестерин и свободные жирные кислоты. В большинстве своем это хорошие препараты, однако они работают только на тех участках, куда их нанесли. Этого ограничения нет у нутрицевтиков, поэтому если проблема касается всей кожи, например, при заболеваниях, то пероральный способ доставки церамидов в кожу будет предпочтительным.

Вариант № 2: пероральное введение

Это подтверждают исследования биодоступности церамидов при приеме внутрь. Например, Ueda O. и соавт. наблюдали за распределением радиоактивно-меченных церамидов в организме и обнаружили, что к 7-му дню от начала приема их концентрация в коже достигает своего пика (см. таблицу) [4].

Таблица. Церамиды при приеме внутрь накапливаются в эпидермисе [4]

Время после приема

12 ч

24 ч

72 ч

120 ч

168 ч

Радиоактивность, %

0,0 ± 0,0

3,3 ± 1,0

5,6 ± 0,2

7,4 ± 0,2

8,0 ± 0,8

Примечание. Крысы, прием внутрь 3Н-церамидов в дозе 30 мкг/кг.

Исследования показали высокий уровень безопасности перорального приема церамидов в рекомендуемых дозах [5, 6]. Противопоказанием к приему могут быть заболевания поджелудочной железы и печени, а также индивидуальная непереносимость.

Гиалуроновая кислота и поддержание объема воды

Гиалуроновая кислота (ГК) формирует водно-гелевую основу внеклеточного матрикса, в которую погружены и клетки, и внеклеточные структуры во всех органах и тканях. ГК обладает исключительной гигроскопичностью — одна ее высокомолекулярная цепь может связать до 1000 молекул воды. Благодаря этому живые ткани насыщены влагой и их клетки могут нормально функционировать в водной среде.

Локализация и кругооборот ГК в организме

ГК присутствует всюду, где есть живые клетки. Но некоторые органы отличаются повышенным содержанием ГК — это суставы, глазное яблоко, железы и кожа. Причем в коже ГК присутствует и в дерме, и в эпидермисе (рис. 3) [7]. В роговом слое ГК нет, поскольку там нет живых клеток, а межклеточные промежутки заполнены липидным барьером.

Фракции ГК в дермальном и эпидермальном слоях независимы друг от друга: в дерме ГК производится фибробластами, в эпидермисе — кератиноцитами. Эти же клетки разрушают ГК в пределах своих слоев. Надо сказать, что круговорот ГК в организме происходит очень интенсивно. В человеке массой 70 кг общее количество ГК составляет примерно 15 г. При этом треть от этого количества (5 г) разрушается и вновь синтезируется ежедневно. Встает вопрос: зачем нашему организму тратить столько энергии на то, чтобы разрушить, а затем вновь синтезировать высокомолекулярную ГК? Ответ — в той роли, которую играет ГК. Высокомолекулярные цепи формируют среду обитания для клеток, а вот низкомолекулярные фрагменты — это сигнальные вещества, которые улавливаются разными клетками и вызывают клеточный ответ.

Процесс разрушения и синтеза ГК сбалансирован. Нарушение баланса в сторону деградации приводит к снижению количества гиалуроновой кислоты в коже. Уже после 60 лет уровень ГК в коже снижается почти вдвое по сравнению с тем, что было в 40 лет (рис. 4) [8]. Клинически это проявляется появлением глубоких морщин, заломов, снижением тургора, дряблостью — все эти признаки присущи обезвоженной коже (рис. 5).

Способы компенсации дефицита ГК

Как компенсировать дефицит ГК? Есть несколько вариантов.

Вариант № 1: инъекционное введение

Это действительно эффективный способ коррекции обезвоженности глубоких слоев. Однако у него один существенный минус — он травмирует барьер, потому при слабом барьере и сухой коже его использовать или совсем нельзя, или необходимо крайне осторожно и редко.

Вариант № 2: топическое нанесение

Оно практически не имеет противопоказаний, поэтому сегодня на рынке представлено большое количество самых разных косметических средств с ГК. Но данный вариант не всемогущ и не во всех случаях нарушения водного баланса кожи может помочь. И вот почему.

Высокомолекулярная ГК (вГК) через физически неповрежденный барьер не пройдет ни при каких условиях,

поэтому говорить о компенсации дефицита ГК в коже при таком способе применения не приходится. Тем не менее от ГК будет полезна, поскольку на поверхности кожи сформируется влажная защитная пленка. И если поверх этой пленки нанести крем, например один из тех, о которых мы уже рассказывали, то тем самым мы предотвратим быстрое высыхание и сохраним комфортную свежесть.

Низкомолекулярные фрагменты ГК (нГК) могут пройти через очень сухой, потрескавшийся роговой слой. Но они вряд ли дойдут до дермы, поскольку по дороге будут захвачены кератиноцитами и израсходованы ими для собственных нужд. Что на самом деле полезно с точки зрения улучшения ранозаживления, если на коже есть порезы и ссадины. Однако о коррекции обезвоженности кожи речи также не идет.

Поэтому косметические средства с ГК рекомендуются для:

  • быстрого поверхностного увлажнения сухой кожи;
  • заживления поврежденной кожи (в том числе после травматических косметологических процедур — пилинга, микродермабразии, фракционного фото- и RF-термолиза).

 

Вариант № 3: пероральный прием

В толстом кишечнике микроорганизмы расщепляют ГК до олигосахаридов, состоящих из нескольких звеньев, и в таком виде она всасывается через стенку кишечника и разносится по всему организму [9]. Но в некоторых органах концентрация ГК выше — это суставы, глазное яблоко, железы и кожа. Поэтому ГК, поступившая в организм при приеме внутрь, будет накапливаться в них, что и было подтверждено в экспериментах с радиоактивно-меченной ГК [10]. Результат одного из таких экспериментов показан на рис. 6. На нем места скопления ГК окрашены синим цветом. Кожа (она обозначена цифрой 23) — одна из таких локаций [11].

Поскольку вГК все равно расщепляется, то в нутрицевтиках имеет смысл применять низкомолекулярную фракцию 1–5 кДа — в такой форме ГК быстрее усвоится.

В коже ГК взаимодействует с рецепторами фибробластов и кератиноцитов, стимулируя выработку компонентов межклеточного матрикса. В дермальном слое это структурные белки (коллаген, эластин, фибронектин) и вГК, в эпидермисе — преимущественно вГК, которая как бы окутывает клетки, образуя так называемое «гиалуроновое пальто». Оно необходимо не только для удержания воды, но и для миграции кератиноцитов к поверхности кожи в ходе их дифференцировки. Недостаток ГК в эпидермисе способствует нарушению ороговения и, как следствие, ведет к недостаточности барьерной функции и развитию симптомов сухости кожи.

Побочные эффекты после приема внутрь гиалуроновой кислоты встречаются, но редко. Во-первых, нужно помнить, что гиалуроновая кислота превращает воду в гель. Если организм обезвожен или если человек принимает диуретики, то при приеме гиалуронана внутрь он может почувствовать сильную головную боль в результате подскочившего кровяного давления. Чаще это встречается у женщин, которые по невнимательности приняли двойную дозу мочегонного и после приема гиалуроновой добавки «получили» гипертонический криз. К счастью, этого можно избежать. Пациенты с высоким давлением могут принимать только небольшие дозы гиалуроновой кислоты, не более 150 мг в день, и они должны помнить о том, что надо пить больше воды. Хотя многие люди с гипертензией принимают гиалуроновые добавки и не испытывают никаких проблем. Просто надо помнить о том, что если принимаете гиалуроновую кислоту внутрь, надо больше пить. Вода плюс гиалуронан — это комбинация, которая всегда работает.

Есть категория больных, которым прием гиалуроновых пищевых добавок противопоказан. Это люди, страдающие лимфедемой — отеком тканей, обусловленным лимфостазом. При этой патологии лимфатические узлы заполнены фрагментами гиалуронана, разрушаемого опухолью, в результате чего лимфатический дренаж заблокирован. Развиваются стойкие отеки нижних конечностей, и дополнительное введение гиалуроновой кислоты усугубит проблему.

Возможно, приема гиалуроновой кислоты внутрь следует избегать больным ревматоидным артритом, который составляет чуть меньше 5% всех случаев артрита. Классические симптомы утренней жесткости суставов у людей, страдающих этим заболеванием, обусловлены аутоиммунной деградацией гиалуронана во время сна. При пробуждении больные чувствуют, что их суставы не гнутся, поскольку они заполнены фрагментированной гиалуроновой кислотой. После того как они расходились и циркуляция восстановлена, жесткость исчезает.

Абсолютным противопоказанием к приему гиалуроновых нутрицевтиков является онкология, но если человек ее поборол и длительное время находится в стадии ремиссии, то данное ограничение снимается. Также следует помнить об индивидуальной непереносимости — в отношении ГК она встречается крайне редко, но все же такая вероятность существует.

Гиалуроновые нутрицевтики в плане коррекции водного баланса универсальны — они подходят для коррекции как сухости, так и обезвоженности, правда, лучше всего, если их комбинировать соответственно с топическими или инъекционными методами.

Состав СКИН АКВА ЛОК

Внимание верстке! вынос на поля поближе к данному разделу:

Нутрицевтические средства перед всеми другими способами доставки необходимых коже веществ имеют несколько весомых преимуществ.

  1. Доставляют коже необходимый стройматериал в самой легко усваиваемой форме.
  2. Снабжают всю кожу необходимыми веществами, а не только избранные участки на теле или же отдельные кожные слои.
  3. Одновременно снабжают данными веществами другие органы и ткани — во многих случаях это дополнительный профит.

Нутрицевтический продукт СКИН АКВА ЛОК представляет собой мягкие капсулы, покрытые непрозрачной оболочкой из высококачественного рыбного желатина и глицерина. Красно-коричневый цвет и характерный запах оболочке придают натуральные красители — бета-каротин и карамель. Оболочка капсулы — это не просто дозирующая «упаковка» для активных веществ. Это защита от окисления и фотодеградации, что особенно актуально в тех случаях, когда активные вещества химически нестойкие.

К веществам, требующим усиленной защиты, относятся ненасыщенные жирные кислоты, входящие в состав фитоцерамидов — одного из компонентов активного комплекса СКИН АКВА ЛОК. Вторым активным компонентом препарата является низкомолекулярная гиауроновая кислота (нГК). С точки зрения технологии производства эти вещества не так просто объединить, ведь фитоцерамиды растворимы в жирах, а гиалуроновая кислота — в воде. И тем не менее технологам IIAA удалось создать стабильный продукт, сохраняющий свою активность в течение двух лет.

Выбор активных компонентов не был случайным, ведь оба эти вещества участвуют в поддержании водного баланса кожи. Правда, как было сказано выше, работают они на разных участках водорегулирующей системы кожи и отвечают за разные процессы. Но если где-то в единой системе происходит сбой, могут пострадать и другие звенья. Поэтому профилактические и восстановительные мероприятия должны быть комплексными и касаться не только первичной «поломки», но и всей системы.

Фитоцерамиды из масла пшеницы

Источником фитоцерамидов стали зародыши пшеницы. Фитоцерамиды экстрагируют, а затем стабилизируют с помощью запатентованной технологии, позволяющей сохранить эти вещества в виде комплекса Lipowheat®, который и стал частью нутрицевтического средства СКИН АКВА ЛОК.

Среди экстрагированных фитоцерамидов особую ценность представляет фракция, в которой в качестве жирнокислотного «хвоста» выступает линолевая кислота — это незаменимая ненасыщенная жирная кислота, принадлежащая семейству омега-6. В эпидермисе кератиноциты отрезают от фитоцерамида линолевую кислоту и прикрепляют ее к другой «головке» — сфингозину, получая таким образом нужный ей вариант церамидной молекулы. По сути, фитосфингозин служит строительным материалом для синтеза собственных церамидов, которые войдут в состав липидного барьера.

Надо отметить, что, помимо фитоцерамидов, в комплекс Lipowheat® входит еще один очень полезный для кожи класс соединений — дигалактозилдиглицериды. Было показано, что они усиливают синтез фибронектина фибробластами, улучшая эластичность кожи [12].

На данный момент накоплена обширная доказательная база, подтверждающая положительные эффекты на кожу комплекса Lipowheat® при приеме внутрь.

Так, в одной из недавних работ изучалось его действие на увядающую кожу. Двойное слепое рандомизированное плацебо-контролируемое клиническое исследование было проведено на 64 здоровых женщинах в возрасте от 45 до 60 лет. Исследование длилось 20 нед, включая 12 нед перорального приема препарата и 8 нед наблюдения. Морщины в области «гусиных лапок» оценивали по шкале Лемперле. Гидратацию кожи измеряли с помощью корнеометра, а шероховатость и сияние определяли путем клинической оценки. Содержание коллагена измеряли в биоптатах УФ-облученной кожи в трех группах: 1) без приема Lipowheat®, 2) после приема Lipowheat® и 3) после приема плацебо. Полученные результаты свидетельствуют о том, что по всем измеряемым параметрам состояние кожи добровольцев, принимавших Lipowheat®, было достоверно лучше, чем в двух других группах [13].

Об успешном лечении фотоповрежденной кожи с помощью стандартизированного по глюкоцерамидам экстракта зародышей пшеницы, говорится и в статье Son D.J. с соавт. [14]. Помимо улучшения текстуры и уровня гидратации рогового слоя, авторами был обнаружен ингибирующий эффект на матриксные металлопротеиназы 1 (ММР-1), которые активизировались после УФ-облучения. Вероятно, с этим связано профилактическое действие препарата против деградации дермального матрикса.

О повышении плотности дермального матрикса в результате приема Lipowheat® говорилось и в исследовании, проведенном разработчиками данного продукта. В нем участвовало 10 женщин, и у всех из них через 12 нед от начала приема препарата УЗ-сканирование выявило повышение эхогенности дермального слоя (рис. 7) [15].

О статистически значимом повышении уровня гидратации кожи в результате перорального приема фитоцерамидов экстракта зародышей пшеницы говорится и в статье Guillou S. с соавт. [16]. В исследовании участвовали 51 женщина в возрасте 20–63 лет с сухой и очень сухой (ксерозной) кожей. Их разделили на две группы: одна принимала тестируемый препарат, другая — плацебо. Через 3 мес был проведен корнеометрический анализ кожи на голени, руках и лице, а также клиническая оценка, показавшая уменьшение видимого шелушения и кожных раздражений в группе, принимавшей препарат.

Гиалуроновая кислота

В составе СКИН АКВА ЛОК присутствует нГК размером до 5 кДа микробиологического происхождения высокой степени очистки (продукт Hyal Star®) [17]. Сегодня считается, что именно эта фракция лучше всего усваивается [18]. Так, в работе Kawada C. и соавт. было показано статистически значимое увлажняющее действие гиалуроновых пищевых добавок на роговой слой [19], при этом у более низкомолекулярных фрагментов данный эффект выражен сильнее [20].

Клинические исследования Göllner I. с соавт. подтвердили повышение уровня гидратации рогового слоя, сокращение морщин, улучшение эластичности и снижение шероховатости в результате приема гиалуроновой кислоты [21].

Клинические исследования СКИН АКВА ЛОК

Проспективное исследование эффективности СКИН АКВА ЛОК было проведено с участием 12 добровольцев (1 мужчина и 11 женщин) в возрасте 30–61 год. В течение 12 нед они принимали по 1 капсуле. Измерения были проведены перед началом эксперимента и по окончании 12 нед с помощью оборудования CK electronic (Германия). Инструментальная оценка показала изменения параметров кожи:

  • увлажненность — повысилась на 64%;
  • индекс ТЭПВ — снизился на 20%;
  • глубина морщин — уменьшилась на 28%;
  • шероховатость — снизилась на 20%.

Первые два параметра отражают улучшение барьерной функции и способности рогового слоя регулировать потоки воды. На этом фоне нормализовался иммунный статус кожи, что показано на фотографии, демонстрирующей уменьшение покраснения кожи (рис. 8).

Разглаживание морщин (рис. 9) и уменьшение шероховатости поверхности кожи меняют ее светоотражающие свойства — кожа приобретает красивый блеск и сияние (рис. 10).

Рекомендации по применению

Показания:

  • сухая атопическая кожа;
  • сухая себодефицитная кожа;
  • сухая себорейная кожа;
  • кожа после повреждающих косметологических процедур;
  • атоничная и дряблая кожа;
  • глубокие морщины.

Противопоказания:

  • онкология;
  • лимфедема;
  • ревматоидный артрит;
  • беременность, лактация;
  • артериальная гипертензия;
  • прием диуретиков;
  • индивидуальная непереносимость отдельных компонентов.

Рекомендуемая доза: 1 капсула в день, во время еды и запивая водой.

Нутрицевтическое средство СКИН АКВА ЛОК может использоваться как самостоятельно, так и в комплексной программе коррекции водного баланса кожи, сочетаясь с топическими и инъекционными средствами (рис. 11).

Статья опубликована в журнале «Косметика и медицина» №2-2020

На правах рекламы

Литература 

  1. Berkers T., Visscher D., Gooris G.S., Bouwstra J.A. Topically applied ceramides interact with the stratum corneum lipid matrix in compromised ex vivo skin. Pharm Res 2018; 35(3): 48.
  2. Sjövall P., Skedung L., Gregoire S., et al. Imaging the distribution of skin lipids and topically applied compounds in human skin using mass spectrometry. Sci Rep 2018; 8(1): 16683.
  3. Zhang Q., Flach C.R., Mendelsohn R., et al. Topically applied ceramide accumulates in skin glyphs. Clin Cosmet Investig Dermatol 2015; 8: 329–337.
  4. Ueda O., Hasegawa M., Kitamura S.. Distribution in skin of ceramide after oral administration to rats. Drug Metab Pharmacokinet 2009; 24(2): 180–184.
  5. Morita O., Ogura R., Hayashi K., et al. Safety studies of pseudo-ceramide SLE66: acute and short-term toxicity. Food Chem Toxicol 2009; 47(4): 669–673.
  6. Morita O., Ogura R., Hayashi K., et al. Safety studies of pseudo-ceramide Part 2: Metabolism, cytotoxicity and genotoxicity. Food Chem Toxicol 2009; 47(4): 674–680.
  7. Azevedo R.A., Carvalho H.F., de Brito-Gitirana L. Hyaluronan in the epidermal and the dermal extracellular matrix: Its role in cutaneous hydric balance and integrity of anuran integument. Micron 2007; 38(6): 607–610.
  8. Longas M.O., Russell C.S., He X.Y. Evidence for structural changes in dermatan sulfate and hyaluronic acid with aging. Carbohydr Res 1987; 159(1): 127–136.
  9. Hisada N., Satsu H., Mori A., et al. Low-molecular-weight hyaluronan permeates through human intestinal Caco-2 cell monolayers via the paracellular pathway. Biosci Biotechnol Biochem 2008; 72(4): 1111–
  10. Balogh L., Polyak A., Mathe D., et al. Absorption, uptake and tissue affinity of high-molecular-weight hyaluronan after oral administration in rats and dogs. J Agric Food Chem 2008; 56(22): 10582–10593.
  11. Oe M., Mitsugi K., Odanaka W., et al. Dietary hyaluronic acid migrates into the skin of rats. Scientific World Journal 2014; 2014: 378024.
  12. Bizot V., Cestone E., Michelotti A., et al. Improving skin hydration and age-related symptoms by oral administration of wheat glucosylceramides and digalactosyl diglycerides: a human clinical study. Cosmetics 2017; 4(4): 37.
  13. Boisnic S., Keophiphath M., Serandour A.-L., et al. Polar lipids from wheat extract oil improve skin damages induced by aging: Evidence from a randomized, placebo-controlled clinical trial in women and an ex vivo study on human skin explant. J Cosmet Dermatol 2019; 18(6): 2027–2036.
  14. Son D., Jung J.C., Choi Y.M., et al. Wheat Extract Oil (WEO) Attenuates UVB-induced photoaging via collagen synthesis in human keratinocytes and hairless mice. Nutrients 2020; 12(2): 300.
  15. Branchet C. Evaluation of the anti-aging effect of Lipowheat™ oil in a normal human skin maintained in survival conditions, 2014 (company’s data).
  16. Guillou S., Ghabri S., Jannot C., et al. The moisturizing effect of a wheat extract food supplement on women's skin: a randomized, double-blind placebo-controlled trial. Int J Cosmet Sci 2011; 33(2): 138–143.
  17. Placebo Controlled Clinical Evaluation of the Antiaging Efficacy of a Food Supplement. CompLife Italia Srl., 2018. Hyal Star E.HU.016-0045.01.0021_2018/3249.
  18. Fallacara A., Baldini E., Manfredini S., et al. Hyaluronic acid in the third millennium. Polymers (Basel) 2018; 10(7): 701.
  19. Kawada C., Yoshida T., Yoshida H., et al. Ingested hyaluronan moisturizes dry skin. Nutr J 2014; 13: 70.
  20. Kawada C., Kimura M., Masuda Y., et al. Oral administration of hyaluronan prevents skin dryness and epidermal thickening in ultraviolet irradiated hairless mice. J Photochem Photobiol B 2015; 153: 215–221.
  21. Göllner I., Voss W., von Hehn U., et al. Ingestion of an oral hyaluronan solution improves skin hydration, wrinkle reduction, elasticity, and skin roughness: results of a clinical study. J Evid Based Complement Altern Med 2017; 22(4): 816–823.
 
×