ЕЩЕ НЕМНОГО О МИКРОБИОМЕ: МИКРОБИОМ КОЖИ ГОЛОВЫ И ЗДОРОВЬЕ ВОЛОС

06.04.2021

Важным вопросом в здоровье волос является вопрос здорового микробиома кожи головы. Ранее специалисты рассматривали микроорганизмы, заселяющие нашу кожу и скальп, преимущественно с позиций их участия в различных заболеваниях. А если заболевания не было, предполагалось, что и особого вклада в наше здоровье микроорганизмы не привносили. В связи с этим довольно распространена была тактика превентивного от них избавления. Традиционные стратегии защиты и ухода за кожей заключались в ликвидации всех микроорганизмов. Мытье рук с мылом по поводу и без, еще лучше с мылом, содержащим антимикробные вещества (вспомним мыло с триклозаном!), рекомендовалось врачами и навязывалось рекламой. Волосы такой подход затрагивал меньше, но подход к микроорганизмам в целом был схож.

Однако участившиеся случаи дерматитов среди тех, кто следовал этим рекомендациям, заставили ученых задуматься: возможно, бактерии не так уж и бесполезны? Результаты исследований показали, что так и есть — микробиом кожи необходим для ее здоровья и участвует в защитных реакциях. И хотя микробиом кожи головы исследован в меньшей степени, мы  знаем о нем уже немало.

Кожа головы имеет собственный микробиом, для которого созданы все условия: влажная среда, защита от ультрафиолетового излучения и благоприятный для роста микроорганизмов pH. Среда кожи головы значительно отличается от среды на других участках кожи, которые являются сухими, подверженными воздействию ультрафиолета и имеют низкий pH.

Состав микробиома волосяных фолликулов описан в нескольких исследованиях, и в каждом из них были выявлены свои микроорганизмы, однако во всех них были обнаружены бактерии типа Actinobacteria, Firmicutes и Proteobacteria — также, как и на других участках кожи. Наиболее многочисленными бактериями были виды Cutibacterium (особенно Cutibacterium acnes) и виды Staphylococcus (особенно Staphylococcus epidermidis). Несмотря на то, что кожа головы во многом схожа с кожей других участков тела, она имеет некоторые отличия в толщине, количестве кровеносных сосудов и сальных желез. Последних на коже скальпа существенно больше, чем на коже других участков тела, поэтому неудивительно, что кутибактерий здесь будет много — и это нормально. Так, отношение количества С. acnes к S. epidermidis было выше в здоровом скальпе по сравнению с кожей головы, пораженной перхотью, поэтому регуляция их соотношения также является важной в профилактике и лечении перхоти. S. epidermidis продемонстрировал положительную корреляцию не только с перхотью, но и с уровнем ТЭПВ и зудом. В некоторых исследованиях на коже головы были обнаружены такие виды бактерий, как Corynebacterium, Streptococcus, Acinetobacter и Prevotella.

Наиболее распространенными грибами на коже головы являются Malassezia globosa и Malassezia restricta, ранее рассматривающиеся как патогенные и как «основная причина перхоти». Однако проведенное в 2018 году крупномасштабное исследование показало, что грибы рода Malassezia —абсолютно нормальные и многочисленные жители здоровой кожи волосистой части головы. Здесь опять важен баланс — установлено, что здоровый скальп ассоциирован с низким соотношением M. restricta к M. globosa. M. globosa показали отрицательную корреляцию с наличием перхоти и кожного зуда, что подтверждает их роль в укреплении здоровья скальпа.

Кроме того, было обнаружено большое количество некультивируемых видов грибов Malassezia, но если в здоровой коже скальпа их количество составляло 14,44%, то в микробиоме скальпа с перхотью — 25,26%. Сообщается, что виды Malassezia различаются по патогенности и адаптируются к областям тела — к разному уровню себума, температуре, активности местного иммунитета, инсоляции, наличию иных представителей микробного и грибкового сообщества и другим факторам. Также могут присутствовать грибы двух типов: Ascomycota (виды Acremonium, Coniochaeta и Rhodotorula) и Basidiomycota (виды Cryptococcus liquefaciens и Cryptococcus diffluens).

Помимо бактерий и грибов на коже головы были обнаружены такие эукариотические ДНК-вирусы, как аденоассоциированный вирус подтипа 21 и вирус папилломы человека.  Demodex folliculorum был обнаружен в воронке фолликулов, а Demodex brevis — в сальных железах. Кроме того, Наспиц (Naspitz) и соавт.  обнаружили на коже головы виды Dermatophagoides и Euroglyphus. Хотя неизвестно, вносят ли эти микроорганизмы вклад в физиологию волосяного фолликула, есть информация, что они могут стимулировать провоспалительные и иммуносупрессивные реакции.

В настоящее время известно, что дисбаланс в составе микробиома кожи может поддерживать хроническое воспаление. Практически при всех дерматозах был зафиксирован дисбаланс микробиома. Если подобное наблюдается в глубине волосяных фолликулов, то могут возникать не только какие-то клинически очевидные инфекционные процессы, но может отмечаться выделение провоспалительных агентов и теоретическое их влияние на рост волос. Так, например, у людей с андрогенетической алопецией было обнаружено избыточное содержание С. acnes в нижней части волосяной воронки миниатюризированных волос.

Также было зафиксировано, что коменсальные микроорганизмы буквально с первых дней жизни ребенка привлекают к фолликулу Т-регуляторные клетки (Тreg). Эти Treg клетки контролируют воспалительные процессы, а также активируют рекрутинг стволовых клеток волосяного фолликула и оказывают стимулирующее влияние на рост волос.

Хотя в настоящее время сложно уверенно говорить о каких-то причинных связях между микробиомом и заболеваниями волос, тем более мы еще точно не знаем нормальный состав «глубокого» микробиома, но исследования в этом направлении набирают оборот.

В ближайшем номере журнала «Косметика и медицина Special Edition 2021» №2-2021 мы готовим для вас большой  обзор на эту тему, в котором расскажем о последних исследованиях, касающихся роли микробиома не только кожи, но и кишечника в разных видах алопеции: гнездной, андрогенетической и рубцовой, а также о новейших терапевтических подходах, которые учитывают их связь. Вы можете подписаться на наш журнал уже сейчас либо купить его, когда он выйдет. В номере будет много материалов, касающихся микробиома. Следите за нашими обновлениями!

Источники:

Lousada M, Lachnit T, Edelkamp J, Rouillé T, Ajdic D, Uchida Y et al. Exploring the human hair follicle microbiome. British Journal Of Dermatology 2020.

Barquero-Orias D, Munoz Moreno-Arrones O, Vañó-Galván S, Alopecia and the Microbiome: A Future Therapeutic Target?, Actas Dermo-Sifiliograndaacute; ficas (English Edition) 2021.

Polak‐Witka K, Rudnicka L, Blume‐Peytavi U, Vogt A. The role of the microbiome in scalp hair follicle biology and disease. Experimental Dermatology 2019;29:286-294.

Wu G., Zhao H., Li C., Rajapakse M.P., Wong W.C., Xu J., et al. Genus-wide comparative genomics of malassezia delineates its phylogeny, physiology, and niche adaptation on human skin. PLoS Genet 2015; 11: e1005614.

Saxena R., Mittal P., Clavaud C., et al. Comparison of healthy and dandruff scalp microbiome reveals the role of commensals in scalp health. Front Cell Infect Microbiol 2018; 8: 346.

Ho BS, Ho EXP, Chu CW, et al. Microbiome in the hair follicle of androgenetic alopecia patients. PLoS One. 2019;14(5):e0216330.

Scharschmidt TC, Vasquez KS, Pauli ML, et al. Commensal Microbes and Hair Follicle Morphogenesis Coordinately Drive Treg Migration into Neonatal Skin. Cell Host Microbe. 2017;21(4):467‐e5.

Mathur AN, Zirak B, Boothby IC, et al. Treg-Cell Control of a CXCL5-IL-17 Inflammatory Axis Promotes Hair-Follicle-Stem-Cell Differentiation During Skin-Barrier Repair. Immunity. 2019;50(3):655‐e4.

 

Вместе с этими статьями также читают
 
×