СПРЕЙ PHYTO CORRECTIVE ESSENCE MIST ПРОТИВ РАЗДРАЖЕНИЯ И ПОКРАСНЕНИЯ КОЖИ: ТРЕХУРОВНЕВОЕ УКРЕПЛЕНИЕ ЗАЩИТНОЙ ФУНКЦИИ КОЖИ

12.09.2021

Саромыцкая Алена Николаевна

Врач-дерматолог, косметолог высшей категории, главный врач клиники PROFESSIONAL, ведущий специалист и тренер по лазерным технологиям, член МООСБТ, член американской Ассоциации специалистов по лазерной хирургии ASLM, действующий спикер российских и международных конгрессов по эстетической медицине и косметологии, Москва

 

Кожа — форпост нашего тела, наиважнейшей функцией которого является коммуникация с внешним миром. Сложная система формирования ответной реакции на внешнее воздействие на уровне кожи призвана сохранять постоянство внутренней среды в условиях меняющейся влажности и температуры воздуха, агрессивного солнечного излучения, контакта с поллютантами и патогенными микроорганизмами. Для реализации столь ответственной задачи кожа располагает своим арсеналом защитных механизмов на нескольких уровнях, включая барьер рогового слоя, кожный иммунитет и антиоксидантную систему.

Однако не всегда у кожи есть необходимые резервы, и наш преданный пограничник не справляется со своими обязанностями. В этом случае принято говорить о «чувствительной коже». Чаще всего данный термин используется для субъективной характеристики кожи, склонной к раздражению и покраснению, однако в основе этого состояния могут лежать вполне конкретные функциональные и структурные особенности.

Чувствительная кожа — природа проблемы

Согласно определению, утвержденному в рамках Международного форума по изучению зуда (Forum for the Study of Itch; IFSI), термин «чувствительная кожа» подразумевает возникновение неприятных ощущений (покалывания, жжения, боли, зуда) в ответ на раздражители, которые обычно не должны вызывать таких ощущений (рис. 1) [1, 2]. Эти неприятные ощущения нельзя отнести к клиническим симптомам какого-либо кожного заболевания. Кожа может выглядеть неизмененной или иметь признаки эритемы [1].

Первоначально считалось, что чувствительность кожи является необычной реакцией, проявляющейся только у небольшой группы людей. Однако за последние два десятилетия опросы о чувствительной коже были проведены более чем в 20 странах на 5 континентах. Эти исследования показали, что люди с чувствительной кожей составляют более половины населения мира [1].

Первоначально считалось, что чувствительность кожи является необычной реакцией, проявляющейся только у небольшой группы людей. Однако за последние два десятилетия опросы о чувствительной коже были проведены более чем в 20 странах на 5 континентах. Эти исследования показали, что люди с чувствительной кожей составляют более половины населения мира.

Чувствительная кожа может быть характерна для всех участков тела, однако чаще всего это определение используется в отношении кожи лица. Лицо богато иннервировано, поэтому для кожи лица характерен более низкий порог возникновения неприятных ощущений по сравнению с другими анатомическими зонами. Следует также отметить более частое топическое использование различных косметических и гигиенических средств на лице, а также воздействие внешних факторов, поскольку лицо, как правило, не защищено одеждой и остается открытым.

Согласно ряду исследований, наиболее чувствительной областью лица является носогубная складка, за ней следуют область скул, подбородок, лоб и верхняя губа [1].

В большинстве исследований женщины чаще сообщают о чувствительной коже, чем мужчины. Вероятно, к этому предрасполагают следующие факторы:

  • меньшая толщина эпидермиса у женщин;
  • более интенсивное применение женщинами топических средств;
  • изменение гормонального фона в связи с менструальным циклом [3].

Особую актуальность проблема чувствительной кожи приобрела в связи с масочным режимом во время пандемии COVID-19. Механическое трение маски, повышение температуры кожи, усиление потоотделения приводят к дополнительному повреждению кожного барьера, колонизации кожи патогенными микроорганизмами, усилению чувствительности кожи.

Таким образом, синдром чувствительной кожи широко распространен. Клинические и лабораторные исследования свидетельствуют о том, что досадные проявления в виде покраснения и раздражения являются лишь внешними индикаторами наличия более глубоких проблем — нарушения эпидермального барьера, антиоксидантной защиты, наследственных особенностей иннервации и микроциркуляторного русла на уровне кожи.

Структурно-функциональные особенности чувствительной кожи

Согласно ряду исследований, для пациентов с чувствительной кожей характерны специфические изменения барьерной и нейросенсорной функции кожи, а также микроциркуляторного русла (табл. 1).

Таблица 1. Структурно-функциональные особенности при синдроме чувствительной кожи

Барьерная функция

Иннервация

Микроциркуляция

  • ТЭПВ [4]
  • Тонкий роговой слой [5]
  • Снижение гидратации рогового слоя [6]
  • Снижение уровня липидов [7]
  • Снижение уровня церамидов [8]
  • Увеличение нейтральных липидов и уменьшение сфинголипидов [9]
  • Увеличение количества потовых желез [10]
  • Повышенная эпидермальная иннервация [11]
  • Снижение плотности внутриэпидермальных нервных волокон (пептидергических С-волокон) [12]
  • Повышение экспрессии TRPV1 [13]
  • Генетическая изменчивость TRPV1 [14, 15]

 

  • Высокая плотность кровеносных сосудов
  • Более поверхностное расположение кровеносных сосудов
  • Ячеистая/ветвистая форма организации сосудистой сети (рис. 2) [16]

Примечание. ТЭПВ – трансэпидермальная потеря воды; TRPV1 – ваниллоидный рецептор 1.

Ваниллоидный рецептор 1 (Transient Receptor Potential Vallinoid 1; TRPV1) представляет собой сложноорганизованную полимодальную сенсорную систему, которая реагирует на разнообразные стимулы как химической, так и физической природы (тепло, низкий pH, провоспалительные цитокины) [13, 14]. В большинстве случаев эти воздействия вызывают открытие поры канально-рецепторного комплекса и возникновение трансмембранного ионного тока. Полимодальность TRPV-рецепторов приводит к тому, что они способны реагировать на аппликацию не только отдельных агонистов, но и на их комбинации. TRPV1 экспрессируется на сенсорных нейронах, кератиноцитах, фибробластах, тучных клетках и эндотелиальных клетках. Активация рецептора приводит к возникновению боли или зуда [15, 17].

Следует особо выделить факторы, способные запустить сразу два механизма развития синдрома чувствительной кожи — нарушение эпидермального барьера и активация TRPV1. Это хроническое воспаление и ассоциированный с ним окислительный стресс.

Роль окислительного стресса и хронического воспаления в развитии синдрома чувствительной кожи

Окислительно-восстановительный дисбаланс сопровождает многие состояния хронического или острого воспаления, в том числе хронические дерматозы, ожоги, фотостарение, злокачественные новообразования.

Во время нормальных метаболических процессов клетками производятся активные формы кислорода (АФК) — их уровни варьируют в зависимости от воздействия ультрафиолета и наличия антиоксидантных ферментов. Эндогенные или экзогенные антиоксидантные механизмы действуют путем нейтрализации этих реактивных молекул. Однако при образовании избытка свободных радикалов антиоксидантная защита не справляется, в результате клетка подвергается окислительному стрессу. В этом состоянии АФК повреждают липиды, белки и геном клетки, а также приводят к повышенной экспрессии матриксных металлопротеиназ, которые, в свою очередь, разрушают внеклеточный матрикс и вызывают ослабление соединительной ткани.

Shim H.S. и соавт. исследовали роль окислительного стресса в развитии состояния механической гиперчувствительности, индуцированной химиопрепаратами цисплатином и паклитакселом, у экспериментальных животных. Согласно полученным результатам, окислительный стресс способствовал развитию гиперчувствительности, в свою очередь, применение акцепторов свободных радикалов смягчало ее проявления [18]. Krukowski K. и соавт. отметили возможность полного предотвращения развития гиперчувствительности под действием окислительного стресса, сопряженного с химиотерапией, при раннем применении акцепторов АФК [19].

Таким образом, окислительный стресс способствует развитию синдрома чувствительной кожи за счет нарушения эпидермального барьера, снижения гидратации кожи, а также гиперактивации TRPV1-рецепторов медиаторами воспаления.

Растения производят множество вторичных метаболитов для защиты от окислительного стресса, и эти молекулы могут использоваться в качестве природных антиоксидантов, способных защитить кожу от АФК посредством ряда механизмов:

  • поглощения УФ-излучения;
  • ингибирования реакций свободных радикалов в клетках;
  • модуляции эндогенных антиоксидантов и воспалительных систем [20].

На основе экстрактов растений с выраженными антиоксидантными свойствами был разработан спрей для ежедневного ухода Phyto Corrective Essence Mist (SkinCeuticals, L’Oreal, Франция), призванный восстановить защитные механизмы чувствительной кожи и вернуть ее к нормальному состоянию.

Phyto Corrective Essence Mist — трехуровневое укрепление защитной функции кожи

В состав спрея Phyto Corrective Essence Mist для купирования раздражения, покраснения и сухости чувствительной кожи вошли экстракты трав и гиалуроновая кислота (табл. 2).

Таблица 2. Состав и свойства основных компонентов спрея Phyto Corrective Essence Mist

Компонент

Состав и свойства

Экстракт листьев оливы (Olea europaea)

  • Содержит комплекс фенолов, флавоноидов и олеуропеин, который способен предотвратить перекисное окисление липидов и агрегацию тромбоцитов, а также ингибирует ферменты липооксигеназы
  • Оказывает противовоспалительное и антиноцицептивное действие [22]

 

Экстракт листьев розмарина (Rosmarinus officinalis)

  • Содержит биологически активные терпены (карнозиновая кислота, карнозол, урсоловая и бетулиновая кислоты, розмариновая кислота, розманол и олеаноловая кислота)
  • Обладает антиноцицептивным, анальгезирующим, противовоспалительным и антиоксидантным действием [23]

Экстракт плодов грейпфрута (Citrus grandis)

  • Содержит комплекс полифенолов, флавоноидов, аскорбиновую кислоту
  • Обладает выраженным антиоксидантным действием [24]
  • Способствует нормализации работы сальных желез и сужению пор
  • Осветляет кожу

Экстракт плодов огурца (Cucumis sativus)

  • Содержит витамины С и Е, кумариновую и галловую органические кислоты, обладающие антиоксидантной активностью
  • Содержит полисахариды, повышающие гидратацию кожи
  • Содержит витамины группы В, калий, магний, кальций, натрий, цинк, железо, медь, марганец, фосфор, способствующие восстановлению и поддержанию здоровья кожи

Экстракт цветов/листьев тимьяна (Thymus vulgaris)

  • Тимол — тонизирующие и противомикробные свойства
  • Полифенолы и флавоноиды — антиоксидантное, противовоспалительное, иммуномодулирующее действие
  • Каротин, витамины В и С [25]

Экстракт корня шелковицы (Morus alba)

  • В составе бензофурановое соединение, которое ингибирует тирозиназу и тормозит процесс образования меланина
  • Богат флавоноидами
  • Антиоксидант
  • Укрепляет стенки сосудов
  • Стимулирует синтез коллагена [26]

0,2% низкомолекулярная гиалуроновая кислота

  • Притягивает и удерживает воду — это мощный натуральный увлажнитель
  • Отвечает за увлажнение и сохранение влаги
  • Укрепляет эпидермальный барьер
  • Играет важную роль в заживлении ран и регенерации
  • Поддерживает упругость кожи

 

Компоненты спрея Phyto Corrective Essence Mist действуют на главные звенья патогенеза синдрома чувствительной кожи:

  • борются с окислительным стрессом и хроническим воспалением;
  • способствуют восстановлению эпидермального барьера;
  • повышают гидратацию кожи;
  • оказывают антиноцицептивное и анальгезирующее действие.

Это позволяет купировать основные проявления синдрома чувствительной кожи в виде сухости, покраснения и раздражения.

Клиническое исследование применения Phyto Corrective Essence Mist у пациентов с признаками раздражения и покраснения кожи

Эффективность спрея Phyto Corrective Essence Mist подтверждает ряд клинических исследований (табл. 3).

Таблица 3. Клинические исследования применения спрея Phyto Corrective Essence Mist для коррекции проявлений синдрома чувствительной кожи

Цель исследования

Дизайн

Результаты

Оценка эффективности при покраснении и раздражении кожи

Продолжительность: 2 нед

Выборка: 50 женщин в возрасте от 18 до 65 лет, с I–VI фототипом кожи по Фицпатрику, с видимым покраснением кожи лица от легкой до умеренной степени, грубой текстурой кожи, тусклостью, тонкими линиями и морщинами

Схема применения: местно на лицо 1 раз в день вместе с солнцезащитным средством, повторное нанесение в течение дня по мере необходимости

Оценка эффективности и переносимости: на 2-й и 4-й нед по сравнению с исходным состоянием

Снижение видимой красноты кожи на 31% (рис. 3)

Оценка эффективности для уменьшения красноты после лазерной обработки

Одноцентровое клиническое split-face исследование

Выборка: 21 участник в возрасте от 19 до 70 лет с типом кожи II–IV по Фицпатрику

Схема применения: после неаблятивной фракционной лазерной обработки всей поверхности лица на одну из его половин, выбранную случайным образом, сразу и 2 раза в день в течение 1 нед наносили Phyto Corrective Essence Mist

Оценка эффективности и переносимости: через 20 мин после первого нанесения и через 1 нед использования средства

Уменьшение видимой красноты после лазерной обработки кожи лица

Оценка способности влиять на уровень гидратации кожи

У 27 участников была изучена динамика степени гидратации кожи с помощью корнеометра через 15 мин, 1 ч и 8 ч после однократного нанесения спрея Phyto Corrective Essence Mist

Увлажнение кожи также было оценено через 1 ч и 8 ч после нанесения спрея Phyto Corrective Essence Mist на макияж

  • Повышает уровень увлажнения кожи на 69%
  • За один час повышает увлажнение кожи даже при нанесении на макияж
  • Интенсивно увлажняет кожу в течение 8 ч

 

Клинический опыт свидетельствует о значимом уменьшении покраснения кожи и повышении ее гидратации после применения спрея Phyto Corrective Essence Mist.

Заключение

Проблема чувствительной кожи весьма актуальна на сегодняшний день за счет обилия агрессивных факторов — как внешних, так и внутренних, которые атакуют кожу и подрывают ее защитные механизмы, делая еще более ранимой. Клинические и лабораторные исследования позволяют приблизиться к пониманию природы раздражения, покраснения и сухости при синдроме чувствительной кожи. Вклад в развитие этого болезненного состояния вносят нарушения эпидермального барьера, дисфункция антиоксидантной системы защиты, а также нейросенсорные изменения.

Сложная проблема требует комплексного подхода. Согласно клиническому опыту, спрей Phyto Corrective Essence Mist, содержащий природные антиоксиданты, увлажняющие агенты, а также противовоспалительные и антиноцицептивные вещества, способен внести свой весомый вклад в решение проблемы чувствительной кожи в качестве ежедневного уходового средства.

 

Статья опубликована в журнале «Косметика и медицина Special Edition» №3/2021

На правах рекламы

Литература 

  1. Farage M.A. The Prevalence of Sensitive Skin. Front Med (Lausanne) 2019; 6: 98.
  2. Talagas M., Misery L. Role of Keratinocytes in Sensitive Skin. Front Med (Lausanne) 2019; 6: 108.
  3. Sandby-Moller J., Poulsen T., Wulf H.C. Epidermal thickness at different body sites: relationship to age, gender, pigmentation, blood content, skin type and smoking habits. Acta Derm Venereol 2003; 83(6): 410–413.
  4. Pinto P., Rosado C., Parreirao C., Rodrigues L.M. Is there any barrier impairment in sensitive skin? А quantitative analysis of sensitive skin by mathematical modeling of transepidermal water loss desorption curves. Skin Res Technol 2011; 17(2): 181–185.
  5. Thomson M.L. Relative efficiency of pigment and horny layer thickness in protecting the skin of Europeans and Africans against solar ultraviolet radiation. J Physiol 1955; 127(2): 236–246.
  6. Roussaki-Schulze A.V., Zafiriou E., Nikoulis D., et al. Objective biophysical findings in patients with sensitive skin. Drugs Exp Clin Res 2005; 31(Suppl.): 17–24.
  7. Seidenari S., Francomano M., Mantovani L. Baseline biophysical parameters in subjects with sensitive skin. Contact Dermat 1998; 38(6): 311–315.
  8. Cho H.J., Chung B.Y., Lee H.B., et al. Quantitative study of stratum corneum ceramides contents in patients with sensitive skin. J Dermatol 2012; 39(3): 295–300.
  9. Lampe M.A., Burlingame A.L., Whitney J., et al. Human stratum corneum lipids: characterization and regional variations. J Lipid Res 1983; 24(2): 120–130.
  10. Aramaki J., Kawana S., Effendy I., et al. Differences of skin irritation between Japanese and European women. Br J Dermatol 2002; 146(6): 1052–1056.
  11. Urashima R., Mihara M. Cutaneous nerves in atopic dermatitis. A histological, immunohistochemical and electron microscopic study. Virchows Arch 1998; 432(4): 363–370.
  12. Buhé V., Vié K., Guéré C., et al. Pathophysiological study of sensitive skin. Acta Derm Venereol 2016; 96(3): 314–318.
  13. Ehnis-Pérez A., Torres-Álvarez B., Cortés-García D., et al. Relationship between transient receptor potential vanilloid-1 expression and the intensity of sensitive skin symptoms. J Cosmet Dermatol 2016; 15(3): 231–237.
  14. Sun L., Wang X., Zhang Y., et al. The evaluation of neural and vascular hyper-reactivity for sensitive skin. Skin Res Technol 2016; 22(3): 381–387.
  15. Kueper T., Krohn M., Haustedt L.O., et al. Inhibition of TRPV1 for the treatment of sensitive skin. Exp Dermatol 2010; 19(11): 980–986.
  16. Jiang W.C., Zhang H., Xu Y., et al. Cutaneous vessel features of sensitive skin and its underlying functions. Skin Res Technol 2020; 26(3): 431–437.
  17. Цветков Е.А., Потапьева Н.Н., Большаков К.В. Особенности ответов TRPV1-рецепторов при их активации протонами, капсаицином и их смесью при разных мембранных потенциалах. Acta Naturae (русскоязычная версия) 2017; 1: 32.
  18. Shim H.S., Bae C., Wang J., et al. Peripheral and central oxidative stress in chemotherapy-induced neuropathic pain. Mol Pain 2019; 15: 1744806919840098.
  19. Krukowski K., Nijboer C.H., Huo X., et al. Prevention of chemotherapy-induced peripheral neuropathy by the small-molecule inhibitor pifithrin-µ. Pain 2015; 156(11): 2184–2192.
  20. Petruk G., Del Giudice R., Rigano M.M., Monti D.M. Antioxidants from Plants Protect against Skin Photoaging. Oxid Med Cell Longev 2018; 2018: 1454936.
  21. Grigore A., Paraschiv I., Colceru-Mihul S., et al. Chemical composition and antioxidant activity of Thymus vulgaris L. volatile oil obtained by two different methods. Biotechnol Lett 2010; 15(4): 5436–5443.
  22. Esmaeili-Mahani S., Rezaeezadeh-Roukerd M., Esmaeilpour K., et al. Olive (Olea europaea L.) leaf extract elicits antinociceptive activity, potentiates morphine analgesia and suppresses morphine hyperalgesia in rats. J Ethnopharmacol 2010; 132(1): 200–205.
  23. Andrade J.M., Faustino C., Garcia C., et al. Rosmarinus officinalis L.: an update review of its phytochemistry and biological activity. Future Sci OA 2018; 4(4): FSO283.
  24. Ali M.Y., Rumpa N.N., Paul S., et al. Antioxidant Potential, Subacute Toxicity, and Beneficiary Effects of Methanolic Extract of Pomelo (Citrus grandis L. Osbeck) in Long Evan Rats. J Toxicol 2019; 2019: 2529569.
  25. Patil S.M., Ramu R., Shirahatti P.S., et al. A systematic review on ethnopharmacology, phytochemistry and pharmacological aspects of Thymus vulgaris Linn. Heliyon 2021; 7(5): e07054.
  26. Ghosh A., Rabbani S.I., Asdaq S.M.B., et al. Morus alba Prevented the Cyclophosphamide Induced Somatic and Germinal Cell Damage in Male Rats by Ameliorating the Antioxidant Enzyme Levels. Molecules 2021; 26(5): 1266.
Вместе с этими статьями также читают
 
×