РОЗАЦЕА И «ПРЯЧУЩИЙСЯ» АЛЛЕРГИЧЕСКИЙ КОНТАКТНЫЙ ДЕРМАТИТ: НЕ ЗАБЫВАЕМ ДЕЛАТЬ ТЕСТЫ

09.09.2021

Вместе с ростом использования косметических средств во всем мире отмечается и существенный рост случаев аллергического контактного дерматита (АКД) на данные продукты. АКД к косметическим средствам, по оценкам, составляет от 2% до 4% всех дерматологических консультаций, при этом многие специалисты отмечают, что истинная распространенность данного состояния, вероятно, намного выше. В ряде исследований, выполненных в Китае, аллергические реакции как минимум на один косметический аллерген выявлены у 28,9% здоровых студентов-добровольцев университетов, у 18,8% здоровых потребителей косметики, у 9,8-15,5% пациентов с экземой, у 65,9% пациентов женского пола с косметическим дерматитом лица и у 59,9% пациентов с подозрением на АКД к косметическим средствам [1-4].  

АКД к косметическим средствам встречается и у людей, уже имеющих другие дерматозы, за клиническими проявлениями которых аллергию можно не рассмотреть и продолжать стандартное лечение, которое в этом случае не будет приносить ожидаемого облегчения.

В недавнем исследовании китайских дерматологов проведены тесты на определение контактных аллергенов среди китайских женщин с розацеа, у которых присутствовали или отсутствовали клинические подозрения на АКД [5]. К симптомам, вызывающим подозрение, относились следующие:

  • увеличение выраженности эритемы или появление новых очагов розацеа, с локализацией в месте контакта с косметикой или за его пределами;
  • возникновение или усиление зуда после использования косметики;
  • сохранение обоих признаков как минимум неделю после прекращения использования косметических средств при исключении действия других факторов, способных их спровоцировать, таких как пребывание на солнце, горячая ванна и использование топических лекарств от розацеа.

Среди 1267 женщин с розацеа, обратившихся за медицинской помощью в стационар на протяжении 2019 года, были отобраны репрезентативные группы добровольцев: 122 пациенток с подозрением на АКД (средний возраст 37,5 ± 16,6 лет) и 145 без признаков АКД (средний возраст 38,2 ± 15,4 года). Также была набрана соответствующая участницам группа контроля из 100 здоровых женщин (средний возраст 37,9 ± 16,7 лет). Статистической разницы в отношении распределения очагов розацеа, возрастного распределения, индекса массы тела, этнической принадлежности, образования, профессии, образа жизни и привычек ухода за кожей между тремя группами не было. Однако у пациенток с симптомами АКД отмечалась большая длительность заболевания, более высокая доля офтальморозацеа и большая частота зуда.

У всех участниц выполнялись патч-тесты с 20 аллергенами. Положительная аллергическая реакция как минимум на один аллерген была зафиксирована у 85,2% пациентов с подозрением на АКД и у 33,8% и без подозрения, а также у 27,0% здоровых участниц. В группе с АКД 29 (23,8%) участниц реагировали только на 1 аллерген, 28 (22,9%) — на 2 аллергена и 47 (38,5%) — на 3 и более. Большинство участниц с розацеа из группы без признаков АКД и контрольной группы, давших положительные аллергические реакции, также реагировали более, чем на 1 аллерген.

Большинство реакций происходило на 3-й день.

Наиболее частыми аллергенами у страдающих розацеа женщин, имеющих признаки АКД, были следующие:

  • метилхлоризотиазолинон/метилизотиазолинон (28,7%);
  • гидропероксид линалоола (27,1%);
  • смесь ароматизаторов I (21,3%);
  • метилизотиазолинон (17,2%);
  • гидропероксиды лимонена (16,4%);
  • формальдегид (14,8%);
  • масло перуанского бальзама (13,9%);
  • прополис (10,7%).

Также отмечалась положительная корреляция между общей частотой аллергических реакций и появлением кожного зуда.

Авторы отмечают, что чувствительность к некоторым ингредиентам у пациентов с розацеа оказалась значительно выше, чем в среднем по популяции. Возможно, это связано с характерным более низким порогом чувствительности у данных пациентов.

Также они подчеркивают, что в исследовании есть много ограничений. Во-первых, в специализированную клинику обычно обращаются пациенты с более тяжелыми формами заболевания, поэтому это может не отображать в целом ситуацию по розацеа. Кроме того, не всегда легко отличить ирритантный КД от аллергического. Также в работе не принимали участие мужчины.

Однако авторы в любом случае обращают внимание на то, что в ряде случаев возможное обострение розацеа на самом деле может представлять собой АКД на косметические средства. И поскольку пациентки с розацеа имеют большую склонность к развитию аллергических реакций, то специалистам следует не забывать выполнять аллергопробы.

Источники:

  1. Zhao J, Li LF. Contact sensitization to cosmetic series of allergens in a general population in Beijing. J Cosmet Dermato. 2014; 13: 68- 71.
  2. Li LF, Liu G, Wang J. Patch test in Chinese patients with cosmetic allergic contact dermatitis to common cosmetic allergens from a European cosmetic series. Contact Dermatitis. 2007; 57: 50- 54.
  3. Peng F, Mu Z, He C, et al. Patch testing in facial dermatitis using Chinese baseline series (60 Allergens) and cosmetic series (58 Allergens). J Eur Acad Dermatol Venereol. 2018; 32: e288- e289.
  4. Qin O, Cheng Y, Hu W, et al. Patch test in Chinese in Shanghai with cosmetic allergy to cosmetic series and products. J Cosmet Dermatol. 2019; 19: 1-7.
  5. Chen B, Yu F, Chen W, Yao Z, Yang X, Zhang D, Hao F. Contact sensitization to cosmetic series of allergens in female patients with rosacea: A prospective controlled study in China. J Cosmet Dermatol. 2021 Aug;20(8):2627-2634.
Вместе с этими статьями также читают
 
×