ОЧАГОВАЯ СКЛЕРОДЕРМИЯ МОЖЕТ БЫТЬ РЕДКИМ ОСЛОЖНЕНИЕМ КРИОЛИПОЛИЗА?

25.06.2020

Запрос на аппаратную коррекцию фигуры приобретает все большую популярность в косметологии. Хотя избавиться от ожирения с помощью таких устройств все еще сложно, они вполне успешно помогают убрать локальные жировые отложения.

Для воздействия на жировую ткань применяют различные физические факторы, один из которых — холод, был реализован в технологии, получившей название криолиполиз. Первый аппарат для криолиполиза появился в 2009 году. С этого времени метод активно применяется для коррекции жировых отложений и не теряет своей популярности. Процедура примечательна своей простотой, безопасностью и эффективностью: стимуляция липолиза достигается неинвазивно — путем охлаждения жировых клеток без повреждения других структур ткани. Точные механизмы реализации гибели адипоцитов в результате криолиполиза до сих пор не ясны, одной из основных гипотез является связь охлаждения с запуском апоптоза адипоцитов. Каскад событий выглядит следующим образом:

  • локальное охлаждение до -10° вызывает апоптоз — программируемую гибель адипоцитов, процесс, контролируемый ферментом каспаза-3. Мембраны клеток деформируются, но не разрушаются, а значит, в месте воздействия не образуется рубцовая ткань.
  • активируется внутриклеточный липолиз, в результате чего остальная масса адипоцитов сокращается в объеме.
  • продукты расщепления жировой ткани покидают организм по естественным метаболическим путям, не оказывая системного действия на организм. Весь процесс занимает до 4 месяцев.

Очевидно, что криолиполиз имеет преимущества в безопасности по сравнению с методами, провоцирующими некроз клеток жировой ткани (применение лазерного излучения, радиочастотного тока и высокоинтенсивного сфокусированного ультразвука). Отсутствие деструктивного действия на мембраны клеток позволяет снижать объем жировой ткани без формирования на ее месте рубцовой.

Однако поскольку эта процедура связана с активным воздействием на ткани, очевидно, что в некоторых случаях могут возникать нежелательные эффекты. Наиболее частые из них: эритема, онемение покровов и образование экхимозов — выражены в легкой степени и носят обратимый характер. Среди других, более редких осложнений, встречались: поздний болевой синдром (0,1%), двигательная нейропатия, обморожение и некроз тканей. Также зарегистрированы очень редкие случаи парадоксальной жировой гиперплазии. Недавно канадские ученые сообщили о еще одном возможном осложнении — развитии локальной склеродермии.

Что произошло?

Криолиполиз проводился женщине 67 лет без сопутствующих заболеваний. Аппликаторы с температурой 4°С накладывались в течение 60 минут на зоны локальных жировых отложений — нижнюю часть живота и бедра.

Через 6 недель после процедуры пациентка отметила изменения тканей в тех областях, которые подверглись криолиполизу: на животе и бедрах возникло множество твердых утолщенных склеротических бляшек. Изучение анамнеза пациентки свидетельствовало об отсутствии аутоиммунных заболеваний в семье. Женщина отрицала возникновение перед дебютом заболевания таких симптомов, как жар или озноб, ночной пот, насморк, боль при глотании, кашель, тошнота, рвота, суставные боли, сыпь, изменения веса и т.д.

Бляшки подвергли гистологическому исследованию. Были обнаружены такие микроструктурные изменения, как: атрофия дермы со склерозом, периваскулярная и интерстициальная инфильтрация и другие морфологические особенности, характерные для склеродермии. Было начато лечение, которое включало местное воздействие дермароллером, наружное применение кальципотриола дважды в день в течение недели и кортикостероидную мазь дважды в день по выходным. Параллельно пациентка проходила УФ-терапию 3 раза в неделю, однако через месяц ее пришлось прекратить ввиду развития фототоксичности.

Предпринятые меры не принесли должного эффекта: вскоре поражения распространились на большие половые губы, вызывая постоянную интенсивную боль и аллодинию (возникновением боли в ответ на раздражители, обычно ее не вызывающие). Лечебная тактика была пересмотрена: далее пациентка получала внутрь преднизолон 40 мг/сут (доза гормона снижалась на половину каждые 2 недели), метотрексат в дозе 20 мг 1 раз в неделю и фолиевую кислоту 1 мг/сут. Местное лечение также подверглось коррекции и помимо кортикостероидной мази по той же схеме был добавлен такролимус в виде 0,1% мази дважды в сутки в течение недели. На этой схеме состояние пациентки ощутимо улучшилось — она отмечала снижение болевых ощущений, а через 3 месяца бляшки исчезли, оставив после себя участки гиперпигментации.

Обсуждение случая

Очаговая склеродермия — это хроническое заболевание соединительной ткани, при котором происходит ее очаговая атрофия со склерозом. Локализованная форма заболевания отличается от системной склеродермии отсутствием поражения внутренних органов, феномена Рейно, изменения капилляров ногтевого ложа, склеродактилии. Выделяют различные клинические формы склеродермии: линейная, бляшечная, генерализованная, буллезная и глубокая склеродермия.

Патогенез заболевания ясен не до конца, однако известно, что оно запускается множеством факторов. Первоначальным событием в развитии болезни становится повреждение сосудов в результате травмы, инфекции, воздействия факторов окружающей среды или антител к клеткам эндотелия сосудов. Далее разворачивается стандартная цепь событий: альтерация сосудов провоцирует усиление экспрессии молекул адгезии, привлечение в очаг повреждения Т-лимфоцитов и провоспалительных цитокинов. Эти патофизиологические явления в конечном итоге приводят к разрушению коллагена, нарушению его продукции, перестройке соединительной ткани и формированию клинической картины склеродермии.

Среди известных триггеров склеродермии называют хирургические и другие инвазивные вмешательства, лучевую терапию и радиологические исследования, опоясывающий герпес, травмы и чрезмерные физические нагрузки.

В случае пациентки после сеанса криолиполиза развитие склеродермии гипотетически могло быть обусловлено упомянутым выше воспалительным ответом, спровоцированным апоптозом адипоцитов.

Лечение склеродермии — это сложный, комплексный и долгий процесс. Терапия может варьировать от наблюдения за течением заболевания до агрессивной системной терапии. В данном случае ответ был получен на иммуносупрессивную тактику в сочетании с применением местных средств.

Заключение

Криолиполиз — современная и популярная методика борьбы с жировыми отложениями, насчитывающая более 450.000 процедур ежегодно. Криолиполиз расценивается как безопасная процедура с коротким реабилитационным периодом, однако апоптоз клеток жировой клетчатки в ряде случаев, вероятно, может запускать каскад воспалительных реакций и приводить к перестройке соединительной ткани. Единичное наблюдение не позволяет сделать выводы о прямой связи между криолиполизом и склеродермией, однако дает повод обратить внимание на возможность возникновения подобного рода осложнений.

Подробнее об этом и других интересных исследованиях вы можете прочитать в следующем номере журнала «Аппаратная косметология», который мы сейчас активно готовим к выпуску. Следите за нашими обновлениями!

Источники:

Ladha M., Poelman S. Cryolipolysis-induced morphea. JAAD Case Rep 2019; 5(4): 300-302.

Krueger N., Mai S.V. et al. Cryolipolysis for noninvasive body contouring: clinical efficacy and patient satisfaction. Clin Cosmet Investig Dermatol 2014; 7:201-205.

Nseir I., Lievain L. et al. Skin necrosis of the thigh after a cryolipolysis session: a case report. Aesthet Surg J 2018; 38(4): NP73-NP75.

Lee S.J., Kim Y.J., et al. A case of motor neuropathy after cryolipolysis of the arm. J Cosmet Laser Ther 2016;18(7): 403-404.

Choong W.L., Wohlgemut H.S., Hallam M.J. Frostbite following cryolipolysis treatment in a beauty salon: a case study. J Wound Care 2017; 26(4):188-190.

Вместе с этими статьями также читают
 
×