PRP В ВИДЕ СЫВОРОТКИ: ФАКТОРЫ РОСТА С ДОСТАВКОЙ НА ДОМ?

16.03.2021

PRP терапия — современный метод лечения, основанный на применении аутологичной богатой тромбоцитами плазмы (БоТП; в англоязычной литературе используется аббревиатура PRP — от Platelet Rich Plasma), полученной из цельной крови пациента.

В последнее десятилетие PRP-терапия заняла достойное место в клинической практике дерматокосметологов во всем мире и нашла широкое применение в других областях медицины: реконструктивной хирургии, травматологии, ортопедии, спортивной медицине, комбустиологии, стоматологии, офтальмологии, гинекологии и урологии.

PRP-терапия зарекомендовала себя как высокоэффективный и перспективный метод для решения целого спектра медицинских проблем, благодаря уникальной способности БоТП запускать ускоренную физиологически обоснованную регенерацию поврежденных тканей. Развитие такого эффекта обусловлено воздействием на разные стадии восстановительного процесса комплекса биологически активных веществ, источником которого являются тромбоциты.

Тромбоциты — самые маленькие форменные элементы крови, их размер составляет 3–5 мкм. У тромбоцита нет ядра, поэтому формально его нельзя называть клеткой, — это фрагмент цитоплазмы мегакариоцита, в котором имеется большое количество разнообразных гранул (до 200), в совокупности называемых грануломером.

Один из типов таких гранул — α-гранулы, содержит, среди прочего, большое количество факторов роста, основные из которых: тромбоцитарные факторы роста (PDGFaa, PDGFbb, PDGFab), трансформирующие факторы роста (TGF‐b1, TGF-b2), сосудисто-эндотелиальный (VEGF), эпидермальный фактор роста (EGF), фактор роста фибробластов (FGF), инсулиноподобный фактор роста (IGF).

В ответ на действие активированных факторов роста дермальные фибробласты начинают синтезировать компоненты межклеточного матрикса (запускается процесс ремоделирования), в котором формируются новые капилляры (ангиогенез), а кератиноциты усиленно делятся и образуют новый эпителий на раневой поверхности. Кроме того, ряд выделяемых тромбоцитами веществ-медиаторов являются хемоаттрактантами, привлекая к поврежденному участку (или к участку инъекционного введения PRP) иммунные клетки — макрофаги и нейтрофилы, модулируя таким образом воспалительный процесс и усиливая местный иммунитет. Некоторые биоактивные вещества действуют и на стволовые клетки кожи, направляя их на путь дифференцировки для пополнения пула функционально активных клеток.

В чем особенности PRP-терапии? В том, что эти факторы роста доставляются в ткани без предварительного их повреждения, однако стимулируя все указанные выше реакции, что и дает желаемый эстетический эффект. При этом если в нормальной плазме крови количество тромбоцитов составляет 150–350 тысяч на 1 мкл, то в 1 мкл PRP их количество достигает миллион и более. Соответственно, при их дегрануляции будет выделяться значительно больше факторов роста, чем при естественных реакциях.

Классический способ использования PRP — инъекционный. С помощью специальный инструментов происходит забор крови, ее центрифугирование с выделением концентрированной суспензии тромбоцитов и последующая ее активация перед введением. Такой способ многократно подтвердил свою эффективность во множестве исследований, касающихся улучшения состояния кожи. Неудивительно,  что ученые давно пытаются найти возможность исспользования PRP и в домашних условиях  — в виде топических средств.

Однако эта идея была ограничена вопросом поддержания стабильности тромбоцитов — они весьма чувствительны к консервантам. Если же тромбоцит просто разрушить, то факторы роста так и останутся неактивированными и не смогут полноценно реализовать свой биологический потенциал. Кроме того, проблема существует и с доставкой факторов роста через барьер рогового слоя. Как известно, через неповрежденную кожу проникают вещества с молекулярной массой не выше 500 Дальтон, в то время как факторы роста имеют размер в несколько тысяч.

В прошлом году было представлено решение этой проблемы (по крайней мере первого ее пункта) — запатентована сбалансированная косметическая основа, которая позволяет длительно сохранять тромбоциты (SoME, Aesthetics Biomedical). Для этого тромбоциты пациентов сразу после центрифугирования помещались в сыворотку, в которой в качестве системы консервантов были использованы экстракт жимолости и O-cymen-5-OL — компоненты, которые обладают антибактериальными и противогрибковыми свойствами, но также ингибируют активацию/агрегацию тромбоцитов. Также сыворотка обеспечивала стабильность сохранения тромбоцитов в плазмаподобной среде, действуя как клеточный буфер, за счет добавления глюкозы, хлорида натрия, цитрата натрия, ацетата натрия, бикарбоната натрия, фосфата калия, хлорида калия, глюконата натрия и хлорида магния. В ходе экспериментов in vitro было показано, что при хранении такой сыворотки при температуре 4 оС (это очень важный фактор предотвращающий дегрануляцию) могут тромбоциты сохранять свою стабильность в неактивном состоянии как минимум 90 дней.

Эффекты использования такой сыворотки с PRP были изучены в исследованиях под руководством известного косметолога Зои Драэлос в двух группах женщин — в течении 8 недель и 16 недель. В первом двойном слепом исследовании 20 женщин 30–60 лет с признаками фотостарения кожи ежедневно наносили на одну сторону лица сыворотку с PRP, а на другую — без PRP. Для повышения проницаемости кожи для факторов роста использовалось домашнее устройство для электропорации (по 5 минут обработки на каждую зону лица). Последующая биопсия с ПЦР показала увеличение экспрессии генов, регулирующих синтез коллагена. Более длительное применение (16 недель) сывороток с разными концентрациями PRP показало улучшение увлажненности, текстуры, гладкости и светимости кожи, а также уменьшение выраженности морщин, неоднородности тога, пигментных пятен. Гистологический анализ также показал повышение количества коллагена I и III типов и аквапоринов, а также увеличение толщины эпидермиса и площади эпидермальных гребней. При этом существенного отличия в эффектах между сыворотками с разной концентрацией тромбоцитов (2-3х и 4-5х от физиологического) отмечено не было.

Таким образом, данные исследования открывают интересные перспективы для местного использования PRP.

Источники:

Draelos ZD, Rheins LA, Wootten S, Kellar RS, Diller RB. Pilot study: Autologous platelet-rich plasma used in a topical cream for facial rejuvenation. J Cosmet Dermatol. 2019 Jul 26;18(5):1348–52.

Wooten S, Draelos ZD, Kellar RS, Rheins L. The Role of Platelet Homeostasis in a Novel Topical PRP Formulation. J Drugs Dermatol. 2020 Dec 1;19(12):1215-1218.

Вместе с этими статьями также читают
 
×