УКРЕПЛЯЮЩАЯ И ВОССТАНАВЛИВАЮЩАЯ СЫВОРОТКА-КОНЦЕНТРАТ MINÈRAL 89 PROBIOTIC FRACTIONS (VICHY): ЭФФЕКТИВНАЯ КОРРЕКЦИЯ ВИДИМЫХ ПРИЗНАКОВ СТАРЕНИЯ КОЖИ НА ФОНЕ СТРЕССА

21.05.2021

Нильсен Марион (Nielsen Marion)

Руководитель международного научного департамента Лаборатории VICHY

 

Острое воздействие экспозом-факторов: кожа в состоянии стресса

Понятие экспозома включает в себя совокупность внешних и внутренних негенетических факторов, воздействующих на человека на протяжении его жизни, и связанный с этим биологический отклик [1, 2] — т.е. в классическом определении экспозома заложен хронический характер воздействия. Безусловно, эти аспекты представляют огромный интерес для косметологии. Но что если воздействие будет не стабильно-постоянным, а острым и время от времени повторяющимся? Как отреагирует кожа в этом случае?

Установлено, что кратковременные, но интенсивные, однократные или периодически повторяющиеся воздействия определенных внутренних и внешних факторов — острых экспозом-стрессоров — негативно сказываются на кожном барьере и его защитных функциях и характеризуются развитием ряда специфических клинических симптомов: сухости, покраснения, отека, тусклости, периодических воспалений, более выраженных мимических морщин, потери эластичности, повышенной реактивности. Все это — признаки острого стресса кожи. Стресс провоцирует развитие хронического воспаления — одной из причин преждевременного старения, классифицируемого в современной косметологии как старение на фоне воспаления, или инфламмэйджинг.

Стрессовые экспозом-факторы во многом повторяют постоянные, но в их крайнем, акцентированном проявлении. К экспозом-стрессорам, обусловленным влиянием внешней среды, можно причислить резкие климатические изменения, сильное загрязнение, высокие дозы солнечной радиации, полученные за короткий период времени. Среди экспозом-стрессоров, связанных с образом жизни, можно назвать кратковременную депривацию сна, интенсивный психологический стресс, острый дисбаланс питательных веществ, топическое применение ретиноидов и некоторые косметологические процедуры, ношение средств индивидуальной защиты (лицевая маска). Наконец, к гормональным экспозом-стрессорам можно отнести резкие изменения уровня тех или иных гормонов. Влияние этих групп экспозом-стрессоров на кожу кратко описано в табл. 1–3.

Таблица 1. Влияние экспозом-стрессоров внешней среды

Фактор

Функции кожи — объекты воздействия

Биологический эффект

Клинические признаки

Резкие климатические изменения

Барьерная

Изменения в выработке липидов

·          Сухость кожи на фоне себодефицита или повышенной жирности

·          Подчеркивание морщин

·          Реактивность

Защитная

·          Изменение микробиома

·          Воспаление как следствие нарушения барьера

·          Эритема

·          Обострение атопического дерматита

·          Розацеа

·          Грибковые инфекции

Терморегуляторная

·          Сужение и расширение сосудов

·          Гипергидроз

·          Повышенное потоотделение

·          Побледнение или покраснение кожи

·          Приливы

·          Синдром Рейно

·          Акроцианоз

Сильное атмосферное загрязнение

Барьерная

Окисление сквалена и нарушение липидного барьера

Сухость кожи

Пигментообразующая

·          Усиленная выработка активных форм кислорода (АФК) и окислительное воспаление

·          Стимуляция арилуглеводородных рецепторов в кератиноцитах

·          Усиление синтеза меланина

Пигментные пятна

Защитная

·          Истощение антиоксидантной защиты клеток

·          Активация инфламмасом

Обострение акне, атопического дерматита

Острая инсоляция

Барьерная

Снижение механической целостности рогового слоя, окисление сквалена

Сухость кожи

Пигментообразующая

Стимуляция выработки меланина

·          Загар

·          Обострение мелазмы

·          Тепловая эритема

Защитная

·          Снижение иммунитета

·          Выработка провоспалительных цитокинов

·          Повреждение ДНК

·          Изменение микробиома

·          Реактивация вирусных инфекций

·          Эритема

·          Полиморфные фотодерматозы

·          Обострение розацеа, обыкновенной волчанки, акне

Нейроэндокринная

·          Синтез витамина D

·          Выработка опиоидных факторов

Общее благополучие

Терморегуляторная

·          Расширение и сужение сосудов

·          Гипергидроз

·          Покраснение

·          Приливы

·          Повышенное потоотделение

 

Таблица 2. Влияние экспозом-стрессоров образа жизни

Фактор

Функции кожи — объекты воздействия

Биологический эффект

Клинические признаки

Кратковременная депривация сна

Барьерная

Повышение трансэпидермальной потери воды (ТЭПВ)

Сухость, тусклость, реактивность кожи

Структурная

Отечность

Темные круги под глазами, подчеркнутые морщины

Защитная

Усиление выработки профоспалительных цитокинов и С-реактивного белка. Окислительный стресс и выброс АФК

Зуд, обострение воспалительных кожных заболеваний

Нейроэндокринная

Активация симпатической, норадреналиновой и гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой осей

Болевая чувствительность, реактивность кожи

Терморегуляторная

Сужение периферических сосудов

Побледнение, снижение температуры кожи

Интенсивный психологический стресс

Барьерная

Рост ТЭПВ, повышение проницаемости кожного барьера, ухудшение гомеостаза и когезии корнеоцитов

Сухость, стянутость, реактивность кожи

Структурная

Телогеновая алопеция

Выпадение волос

Защитная

Индукция адаптивного иммунитета, активация Т-хелперов I, ослабление иммунной защиты

Реактивация вирусных инфекций, обострение розацеа, акне, атопического дерматита, псориаза

Нейроэндокринная

Активация симпатической, нейротропиновой и гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой осей

Болевая чувствительность, реактивность

Терморегуляторная

Сужение периферических сосудов, расширение сосудов, гипергидроз

Побледнение кожи, акроцианоз, покраснение, потоотделение

Острый дисбаланс нутриентов

Барьерная

Изменение состава себума. Усиление выработки липидов

Сухость или жирность кожи

Защитная

Воспаление, изменение микробиома, пищевые аллергии

Обострение акне, розацеа, экземы

Нейроэндокринная

Стимуляция пути инсулиноподобного фактора роста 1

Акне

Терморегуляторная

Расширение сосудов

Приливы, повышенное потоотделение

Топические ретиноиды, косметологические процедуры (пилинги, лазер и т.п.)

Барьерная

Нарушение кожного барьера, изменение рогового слоя

Сухость, стянутость, жжение, болезненность

Пигментообразующая

Фотосенсибилизация

Солнечное лентиго

Защитная

·          Воспаление в результате нарушения кожного барьера. Изменение микробиома

Эритема, корки, бактериальные суперинфекции, реактивация вирусных инфекций

Ношение лицевых масок и защитных перчаток

Барьерная

·          Нарушение барьера из-за трения

·          Изменение выработки себума

Сухость, стянутость, болезненность, жжение

Защитная

·          Воспаление

·          Изменение микробиома

Эритема, обострение акне, розацеа, себорейного дерматита, атопического дерматита, псориаза

 

Таблица 3. Влияние гормональных экспозом-стрессоров

Фактор

Функции кожи — объекты воздействия

Биологический эффект

Клинические признаки

Резкие изменения гормонального фона

Барьерная

Изменение состава себума, увеличение выработки липидов

Сухость или жирность кожи

Пигментообразующая

Пигментация

Мелазма

Защитная

Пубертатное гормонально-обусловленное воспаление, роды

Обострение акне

Структурная

Андрогенетическая или телогеновая алопеция

Выпадение волос

Нейроэндокринная

Стимуляция гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси, выработки глюкокортикоидов, модуляция синтеза нейропептидов

Потоотделение, болевые ощущения

Терморегуляторная

Расширение сосудов

Приливы, потоотделение

 

Экспозом-стрессоры, связанные с влиянием внешней среды

Пребывание в помещении с очень сухим воздухом снижает эластичность и увлажненность рогового слоя, увеличивает площадь морщин и делает текстуру кожи менее ровной по сравнению с теми же параметрами, измеренными при высокой влажности воздуха [3].

Экспериментально доказано, что острое воздействие частиц выхлопных газов дизельного транспорта приводит к гиперпигментации и воспалительному старению: частицы выхлопных газов влияют на экспрессию генов, управляющих синтезом меланина, и индуцируют экспрессию матриксных металлопротеиназ и провоспалительных цитокинов [4]. Острое совместное воздействие ультрафиолета и приземного озона вызывает повреждение кожного барьера и окислительное старение [5]. Резкое увеличение содержания в атмосферном воздухе взвешенных частиц и диоксида азота приводит к учащению случаев обострения акне [6].

Высокие дозы солнечной радиации влекут за собой не только солнечный ожог или риск фотоаллергии. Нарушение барьерной функции в результате УФ-облучения доказано экспериментально: воздействие ультрафиолета резко меняет когезию корнеоцитов и снижает механическую целостность рогового слоя, что связано с его воздействием на межклеточные липиды и корнеодесмосомы, причем эффект этот дозозависимый [7]. УФ-повреждение вызывает и динамические изменения в коже: повреждение и мутации в ДНК, местную и системную иммуносупрессию, усиление выработки активных форм кислорода, нейропептидов и цитокинов, что ухудшает антигенпрезентирующие функции дендритных клеток, уменьшает количество клеток Лангерганса, а УФ-индуцированное воспаление может приводить к временной локальной иммуносупрессии [8].

Экспозом-стрессоры, связанные с образом жизни

Усталость и недостаток сна делают внешние признаки старения кожи более заметными, причем, что интересно, у молодых подчеркиваются носогубные складки и «гусиные лапки», а у людей старшего возраста становятся заметнее мешки под глазами и межбровные морщины и в целом вид более усталый [9, 10]. Эпидемиологические данные свидетельствуют, что острая депривация сна приводит к ухудшению течения воспалительных заболеваний — в частности, это может стать отягчающим фактором при акне [11]. Аналогичное влияние оказывает и психологический стресс [11].

Острый психологический стресс влияет на протекание воспалительных процессов в коже. Нейрогенное воспаление — ключевой фактор повреждающего действия стресса на кожный барьер [12]. Однако реакцию на стресс можно тренировать, и снижение нервного напряжения способно снизить воспаление.

Несбалансированное питание может ухудшить течение воспалительных кожных заболеваний. Так, потребление шоколада по сравнению с другими сладостями с тем же гликемическим индексом статистически значимо вызывает обострение акне [13]. Причиной может быть то, что флавоноиды шоколада модулируют выработку цитокинов, а чрезмерное воспаление — важный фактор в патогенезе этого заболевания.

Применение топических ретиноидов в программах омоложения, с одной стороны, приносит несомненную пользу, но с другой, особенно при ошибках в использовании, сопровождается выраженными побочными эффектами — такими как раздражение кожи и гиперпигментация [14].

Наконец, ношение лицевых масок и перчаток, ставшее массовым в период пандемии COVID-19, способно нарушить гомеостаз кожи и функционирование эпидермального барьера. Острый механический стресс, вызванный ношением маски, приводит к усиленной ТЭПВ, покраснению кожи и снижению увлажненности рогового слоя [15]. Из-за того что длительное ношение маски вызывает акне, появился новый термин — «маскне», подчеркивающий специфическое происхождение проблемы. Самые частые симптомы при этом — зуд и себорея. Маскне обычно протекает в слабой или умеренной форме, а комедоны или папулы образуются на щеках и носу — т.е., в областях, обычно нехарактерных для акне [15, 16].

Гормональные экспозом-стрессоры

Циклические изменения уровня гормонов, характерные для менструального цикла, при достаточной интенсивности способны спровоцировать воспаление кожи: вспышки акне приходятся обычно на лютеиновую фазу цикла [17].

Особо подчеркнем, что абсолютно для всех экспозом-стрессоров характерно негативное влияние на состояние барьерной функции кожи и на ее защитные системы. Изменение барьерной функции кожи означает снижение уровня увлажненности рогового слоя, в результате чего подчеркиваются поверхностные морщины, кожа утрачивает естественное сияние, возникает чувство стянутости.

Помимо внешних изменений, нарастают функциональные нарушения. Кожа с ослабленным барьером легче воспаляется, ее антиоксидантные механизмы быстро истощаются, и она оказывается в состоянии затяжного окислительного стресса со всеми вытекающими последствиями в виде частых покраснений, склонности к отекам, угнетению иммунитета, изменению микробиома и повышенной чувствительности к кожным инфекциям. На фоне субклинического длительного воспаления в результате окислительных процессов и активации матриксных металлопротеиназ повреждаются структурные белки дермального матрикса, а деградация гиалуроновой кислоты начинает превалировать надо синтезом. Клиническим результатом изменений матрикса становится преждевременное проявление таких признаков старения кожи, как потеря эластичности и снижение тургора.

Соответственно, в такой ситуации действия специалиста должны быть направлены в первую очередь на укрепление барьерной функции, восстановление нормальной деятельности кожного иммунитета и снятие воспаления.

Minèral 89 Probiotic Fractions: ключ к решению стресс-индуцированных проблем кожи

Этой стратегии в полной мере отвечает новая сыворотка-концентрат Minèral 89 Probiotic Fractions, ставшая итогом более чем 25 лет исследовательской работы Лабораторий Vichy. В ее составе — синергичная комбинация 5% фракции пробиотиков, культивированных на вулканической воде Виши, 79,8% вулканической воды Виши, 0,4% гиалуроновой кислоты, витамин Е и 4% ниацинамида.

Вулканическая вода Виши благодаря своему уникальному составу обладает клинически доказанной эффективностью в отношении восстановления и укрепления кожного барьера, усиления системы антиоксидантной защиты кожи и уменьшения воспаления. Она стимулирует дифференциацию кератиноцитов и выработку белков плотного соединения [18].

Гиалуроновая кислота хорошо известна своей способностью существенно повышать увлажненность рогового слоя.

Пробиотическая фракция грамположительных бактерий Vitreoscilla filiformis обеспечивает укрепление иммунной защиты кожи. В ее составе нет живых микроорганизмов, однако доказано, что даже инактивированные клетки и продукты их лизиса сохраняют активность, сопоставимую с активностью живых пробиотиков: они так же способны влиять на состав микробиоты и модулировать иммунитет. Vitreoscilla filiformis — крайне чувствительный к внешним воздействиям, медленно растущий микроорганизм, выделенный из воды термального источника, находящегося во Французских Пиренеях. Штамм хранится при −80 °С. Бактерии «пробуждают», поднимая температуру до 26 °С, культивируют на углеводном субстрате в присутствии вулканической воды Виши и дрожжевых клеток, затем подвергают лизису, после чего лизат отделяют, стерилизуют и концентрируют. Весь процесс тщательно контролируется, что позволяет гарантировать безопасность, стабильность и воспроизводимость биологической активности. Полученная фракция демонстрирует способность восстанавливать барьерную функцию, существенно снижая ТЭПВ после механического повреждения рогового слоя (рис. 1), уменьшая проникновение чужеродных молекул в роговой слой (рис. 2) и поддерживая здоровый гомеостаз верхних слоев stratum corneum (рис. 3), стимулирует выработку антибактериальных пептидов в кератиноцитах, тем самым усиливая иммунную систему кожи, и модулирует воспалительный ответ, на 624% увеличивая выработку противовоспалительного цитокина IL-10 и на 92% уменьшая выработку провоспалительных цитокинов в сравнении с контролем.

Доказано, что комбинация вулканической воды Vichy и пробиотической фракции проявляет синергизм в отношении укрепления кожного барьера (рис. 4, 5), защиты клеток Лангерганса при УФ-облучении на 157% (рис. 6).

Ниацинамид эффективно снижает ТЭПВ, стимулирует выработку маркеров дифференциации клеток [19]. В клетках кожи, предварительно обработанных ниацинамидом, после УФ-облучения значимо снижается генерация свободных радикалов [20]. Он уменьшает эритему и расширение сосудов, вызванные индуктором воспаления [21], и ингибирует провоспалительные цитокины [22].

Витамин Е защищает кожу от окислительного стресса, индуцированного сочетанным воздействием солнечного света и загрязнения воздуха, на 50% эффективнее, чем эллаговая кислота (рис. 7).

Minèral 89 Probiotic Fractions: доказательства клинической эффективности

Для подтверждения эффективности сыворотки-концентрата Minèral 89 Probiotic Fractions было проведено 16 клинических испытаний.

Корнеометрия показала повышение увлажненности кожи на 24% по сравнению с необработанной кожей спустя 4 ч после нанесения средства. Эффект сохранялся почти неизменным через 8 ч и был заметен даже через сутки. Измерения в условиях резких температурных колебаний (от 18 до 31 °С и обратно) подтвердили, что и в этом случае средство работает практически так же эффективно, как и в отсутствие климатического стресса.

Способность сыворотки-концентрата снижать ТЭПВ по сравнению с необработанным участком кожи на 23,4% подтверждает ее положительное влияние на барьерную функцию. Даже при механическом повреждении рогового слоя (соскоб липкой лентой) она успешно снижала ТЭПВ уже через 3 дня практически до нормы (рис. 8).

Флуоресцентный тест с данзилхлоридом демонстрирует ускоренное обновление рогового слоя при использовании Minèral 89 Probiotic Fractions в сравнении с необработанными участками (рис. 9).

Исследование на двух группах женщин, «спящих хорошо», в сравнении со «спящими плохо» показало, что применение сыворотки-концентрата Minèral 89 Probiotic Fractions позволяет на 69% улучшить восстановление барьерной функции в сравнении с необработанными участками кожи.

Тестирование влияния средства на гиперпигментацию продемонстрировало, что интенсивность цвета, площадь и контрастность пигментных пятен существенно уменьшились уже через 28 дней, а через 56 дней эффект стал еще заметнее.

Оценка воздействия сыворотки-концентрата на укрепление системы антиоксидантной защиты кожи в условиях УФ-А-облучения и загрязнения воздуха в сравнении с плацебо показала, что перекисное окисление себума при использовании Minèral 89 Probiotic Fractions уменьшилось на 68%.

Наконец, на группе женщин 20–50 лет, подверженных воздействию различных экспозом-стрессоров (плохой сон, проживание в большом городе, курение, употребление алкоголя, неправильное питание, работа на большом расстоянии от дома и/или по неудобному расписанию, УФ-облучение без систематической защиты), было проведено комплексное исследование влияния средства на ряд клинических признаков ускоренного старения кожи в состоянии стресса. У всех участниц была чувствительная кожа с признаками неровного тона, утраты эластичности, с неровной текстурой, тусклая, с морщинами, атоничная. Сыворотку-концентрат следовало наносить дважды в день в течение 28 дней. По завершении эксперимента сияние кожи, согласно клинической оценке, улучшилось на 45%, морщины сократились на 23%, тон выровнялся на 35%, эластичность выросла на 41%, тонус — на 30%, а гладкость — на 28%. При этом более 73% участниц выразили высокую удовлетворенность внешним видом и состоянием своей кожи.

Заключение

Укрепляющая и восстанавливающая сыворотка-концентрат Minèral 89 Probiotic Fractions эффективна в отношении улучшения состояния кожи, подверженной ускоренному старению под влиянием экспозом-стрессоров. Она помогает восстановить нарушенную барьерную функцию, устранить воспаление, нормализовать работу защитных систем кожи, убрать признаки усталости и вернуть коже более молодой вид. Специфика механизма действия этого средства делает его идеальным выбором как для коррекции, так и для профилактики преждевременного старения кожи, обусловленного стресс-индуцированным хроническим воспалением (инфламмэйджингом). Контроль над стрессом (а значит, и над старением) — это не только внутреннее спокойствие: успокаивая кожу, мы добиваемся того же, но воздействуя извне. Minèral 89 Probiotic Fractions при остром стрессе кожи работает как своего рода «медитация» — и в этом его уникальное преимущество.

Сыворотка-концентрат гипоаллергенна, некомедогенна, не содержит отдушек, силиконов, красителей, парабенов и феноксиэтанола. Она протестирована под контролем дерматологов и офтальмологов и отлично переносится чувствительной кожей даже после внешних агрессивных воздействий. Отсутствие липкости, ощущение свежести после применения, легкая текстура делают продукт удобным и приятным в использовании. Сыворотка-концентрат может быть рекомендована в первую очередь для домашнего ухода за кожей в состоянии острого стресса, но ей вполне способно найтись применение и в самых разных косметологических программах — например, при реабилитации после инвазивных процедур, лазеротерапии, глубоких химических пилингов и т.п.

 

Статья опубликована в журнале «Косметика и медицина Special Edition» №2/2021

На правах рекламы

 

Литература

  1. Krutmann J., Bouloc A., Sore G., et al. The skin aging exposome. J Dermatol Sci 2017; 85(3): 152–161.
  2. Passeron T., Krutmann J., Andersen M.L., et al. Clinical and biological impact of the exposome on the skin. J Eur Acad Dermatol Venereol 2020; 34(Suppl 4): 4–25.
  3. Tsukahara K., Hotta M., Fujimura T., et al. Effect of room humidity on the formation of fine wrinkles in the facial skin of Japanese. Skin Res Technol 2007; 13(2): 184–188.
  4. Krutmann J., Grether-Beck S., Valois A., et al. An antioxidant cocktail–containing cosmetic product (Liftactive Cure) prevents air pollution–induced skin hyperpigmentation: Results from the ex vivo Düsseldorf Pollution Skin Test. J Am Acad Dermatol 2020; 83(6): AB199.
  5. Ferrara F., Pambianchi E., Woodby B., et al. Evaluating the effect of ozone in UV induced skin damage. Toxicol Lett 2021; 338: 40–50.
  6. Liu W., Pan X., Vierkötter A., et al. A Time-Series Study of the Effect of Air Pollution on Outpatient Visits for Acne Vulgaris in Beijing. Skin Pharmacol Physiol 2018; 31(2): 107–113.
  7. Biniek K., Levi K., Dauskardt R.H. Solar UV radiation reduces the barrier function of human skin. Proc Natl Acad Sci U S A 2012; 109(42): 17111–17116.
  8. Achachi A., Vocanson M., Bastien P., et al. UV Radiation Induces the Epidermal Recruitment of Dendritic Cells that Compensate for the Depletion of Langerhans Cells in Human Skin. J Invest Dermatol 2015; 135(8): 2058–2067.
  9. Flament F., Pierre J., Delhommeau K., Adam A.S. How a working day-induced-tiredness may alter some facial signs in differently-aged Caucasian women. Int J Cosmet Sci 2017; 39(5): 467–475.
  10. Flament F., Qiu H., Abric A., Charbonneau A. Assessing changes in some facial signs of fatigue in Chinese women, induced by a single working day. Int J Cosmet Sci 2019; 41(1): 21–27.
  11. Suh D.H., Kim B.Y., Min S.U., et al. A multicenter epidemiological study of acne vulgaris in Korea. Int J Dermatol 2011; 50(6): 673–681.
  12. Peters E. Stressed skin? — a molecular psychosomatic update on stress-causes and effects in dermatologic diseases. J Dtsch Dermatol Ges 2016; 14(3): 233–252.
  13. Delost G.R., Delost M.E., Lloyd J. The impact of chocolate consumption on acne vulgaris in college students: A randomized crossover study. J Am Acad Dermatol 2016; 75(1): 220–222.
  14. Mukherjee S., Date A., Patravale V., et al. Retinoids in the treatment of skin aging: an overview of clinical efficacy and safety. Clin Interv Aging 2006; 1(4): 327–348.
  15. Montero-Vilchez T., Martinez-Lopez A., Cuenca-Barrales C., et al. Impact of Gloves and Mask Use on Epidermal Barrier Function in Health Care Workers. Dermatitis 2021; 32(1): 57–62.
  16. Han C., Shi J., Chen Y., Zhang Z. Increased flare of acne caused by long-time mask wearing during COVID-19 pandemic among general population. Dermatol Ther 2020; 33(4): e13704.
  17. Raghunath R.S., Venables Z.C., Millington G.W. The menstrual cycle and the skin. Clin Exp Dermatol 2015; 40(2): 111–115.
  18. Nielsen M. Vichy Volcanic Mineralizing water stimulates epidermal keratinocyte differentiation and tight junction synthesis: Results of an in vitro study. Poster EADV 2020.
  19. Matts P.J., Oblong J.E., Bissett D.L. A Review of the Range of Effects of Niacinamide in Human Skin. IFSCC Mag 2002; 5(4): 285–289.
  20. Gehring W. Nicotinic acid/niacinamide and the skin. J Cosmet Dermatol. 2004; 3(2): 88–93.
  21. Ungerstedt J.S., Blömback M., Söderström T. Nicotinamide is a potent inhibitor of proinflammatory cytokines. Clin Exp Immunol 2003; 131(1): 48–52.
  22. Grange P.A., Raingeaud J., Calvez V., Dupin N. Nicotinamide inhibits Propionibacterium acnes-induced IL-8 production in keratinocytes through the NF-kappaB and MAPK pathways. J Dermatol Sci 2009; 56(2): 106–112.
Вместе с этими статьями также читают
 
×