СИНЕРГИЗМ ГИАЛУРОНОВОЙ КИСЛОТЫ И ТОПИЧЕСКОГО БОТУЛОТОКСИНА BOLCA В СОСТАВЕ СЫВОРОТОК: КАКИЕ КЛИНИЧЕСКИЕ ЭФФЕКТЫ МОЖНО ОЖИДАТЬ И ПОЧЕМУ?

10.03.2021

Ширяева Инна Анатольевна

врач-дерматовенеролог, косметолог, физиотерапевт, сертифицированный тренер BoLCA

 

Гиалуроновая кислота (ГК) имеет длительную историю применения в качестве ингредиента косметических средств для кожи, и это понятно — сложно найти более физиологичное и одновременно безопасное вещество [1]. ГК есть там, где есть живые клетки, — она формирует для них среду обитания, поддерживая структурную целостность тканей и скоординированную работу клеток в пределах органа.

Кожа — не исключение, здесь ГК присутствует во всех слоях — эпидермисе, дерме и гиподерме. При этом главные клетки каждого из слоев — кератиноциты, фибробласты и адипоциты — автономно отвечают за кругооборот ГК, то есть самостоятельно синтезируют и разрушают ее [2–4]. Помимо универсальной функции — формировать межклеточный матрикс, в который погружены клетки и внеклеточные структуры, ГК участвует в системе регуляции и передает клеткам определенные команды, специфичные для каждого типа клеток и поэтому вызывающие разный ответ. За «универсальность» отвечает высокомолекулярная ГК (> 1 млн Да), за «специфичность» — фрагменты с молекулярной массой менее 1 млн Да.

Воздействие гиалуроновой кислоты на эпидермис при местном применении

В отношении топических препаратов нас интересует прежде всего возможность воздействия на поверхностный слой кожи — эпидермис и роговой слой. И не только потому, что эта зона ответственности косметических средств, обозначенная косметическим законодательством. Но и потому, что любое нанесенное на поверхность кожи вещество сначала будет взаимодействовать с роговом слоем, далее — возможно, если пройдет через барьер, — с живыми слоями эпидермиса. Что касается прямого попадания в дерму, то, во-первых, косметика не имеет на это права (оно дано только лекарственным средствам), а во-вторых, в подавляющем большинстве случаев вещества, нанесенные на поверхность кожи, будут «израсходованы» в эпидермисе и до дермы просто не дойдут. Это относится и к топической ГК [5].

Применение ГК в составе топических рецептур связано с ее химической природой — это крупная гидрофильная молекула, которая не проходит через интактный барьер. В обзоре «Возможности применения гиалуроновой кислоты в качестве носителя для трансдермальной доставки биоактивных соединений: что нам известно сегодня?» рассказывается о том, как она поведет себя, оказавшись на поверхности рогового слоя.

Но все меняется, если барьер нарушен при травме, — в этом случае ГК дойдет до живых кератиноцитов, встроится в биохимические процессы и поможет заживлению. В этой связи хочу особо отметить следующее.

Во-первых, на участке с поврежденным барьером кератиноциты испытывают дефицит воды из-за ее быстрого испарения. Гигроскопичная ГК будет связывать воду и создавать временный барьер, не давая ей испаряться. В результате клетки оказываются в более комфортных условиях и могут нормально делиться, мигрировать и созревать в ходе процессов репарации.

Во-вторых, низкомолекулярные сигнальные фрагменты ГК (те, что были изначально в рецептуре или же возникли de novo при распаде высокомолекулярной ГК в эпидермисе) будут модулировать активность иммунных клеток и гасить чрезмерное воспаление, предотвращая его хронизацию и формирование замкнутого круга, когда хроническое воспаление не способствует, а препятствует правильному заживлению. Фрагменты с массой около 50 кДа стимулируют синтез белков эпидермальных плотных контактов, что позволяет снизить трансэпидермальную потерю воды, и активизируют синтез коллагена I, благодаря чему кожа становится более упругой, улучшаются ее биомеханические свойства. Низкомолекулярная ГК влияет на экспрессию генов, регулирующих дифференциацию кератиноцитов, ускоряет регенеративные процессы, оказывает противовоспалительное действие и уменьшает реактивность кожи [6]. Фрагменты гиалуроновой кислоты служат сигнальными молекулами, стимулирующими повышение выработки собственной гиалуроновой кислоты. Высокочистая фракция, полученная контролируемым ферментативным расщеплением, может без риска применяться даже на высокочувствительной коже.

Как показали исследования и анализ многолетнего клинического опыта, наибольшей заживляющей способностью обладают препараты на водно-гелевой основе (гидрогели) [7]. В них ГК включена в гораздо более высокой концентрации, чем ее возможно включить в препараты на эмульсионной основе. Кроме того, биодоступность нативной ГК в составе гидрогеля гораздо выше, чем в эмульсии (почему это так, объясняется в обзоре «Возможности применения гиалуроновой кислоты в качестве носителя для трансдермальной доставки биоактивных соединений: что нам известно сегодня?»). Наконец, гиалуроновые гидрогели по причине отсутствия в них эмульгаторов обладают меньшим раздражающим потенциалом, поэтому могут наноситься на открытую рану без опасений.

На современном рынке гиалуроновые гидрогели-сыворотки имеются во многих линиях для профессионального или же домашнего применения. В большинстве составов ГК комбинируется с другими биоактивными веществами — антиоксидантами, витаминами, растительным экстрактами, аминокислотами и пептидами.

Гиалуроновые сыворотки есть и в линии BoLCA — в их составе ГК комбинируется с топическим ботулотоксином [8–10], что придает препаратам совершенно новые свойства и расширяет список особых показаний к применению.

Топический ботулотоксин

INCI: Methionyl r-Clostridium Botulinum Polypeptide-1 Hexapeptide-40

Пептидный ингредиент с молекулярной массой порядка 50 кДа представляет собой комбинацию транспортного пептида, обеспечивающего проникновение в кожу и доставку к клеточным мишеням, и легкой белковой цепи ботулинического токсина типа А. Оказывает на клетки кожи (эпидермис и дерма) разноплановое воздействие, чем объясняется широкий спектр показаний для его применения. В частности, блокирует передачу ацетилхолинового сигнала к клеткам потовых желез, себоцитам, эндотелиоцитам и иммуноцитам (снижает их синтетическую активность по выработке специфических для каждого типа клеток веществ). Также оказывает прямое воздействие на кератиноциты (улучшает миграцию и эпителизацию) и фибробласты/миофибробласты (регулирует клеточный цикл, что способствует более качественному ремоделированию дермального матрикса).

BoLCA Biotechnie Hyalu Utra Serum. Увлажняющая сыворотка для лица

Продукт представляет собой очень легкую, низковязкую гелевую композицию, не содержащую масел и эмульгаторов, отдушек. Основу геля составляет высокомолекулярная ГК (1 млн Да) в виде натриевой соли (гиалуронат натрия) в концентрации 0,4%. Это обусловлено лучшей технологичностью: гиалуронат натря лучше растворяется в воде и легче вводится в рецептуры, чем сама кислота; косметические же свойства этих соединений одинаковы. В дозировке, использованной в данном составе, гиалуронат натрия образует легкий гель, что также улучшает текстуру средства без необходимости использовать дополнительные гелеобразователи. Благодаря высокой влагоудерживающей способности ГК обеспечивает эффективное увлажнение рогового слоя, в результате чего кожа разглаживается, становится более упругой. Под «подушкой» из гиалуроновой кислоты лучше заживают повреждения: она стимулирует регенеративные процессы и обмен веществ. А кроме того, высокомолекулярная ГК эффективно пролонгирует действие других биоактивных веществ, включенных в рецептуру, выполняя роль своеобразного депо на поверхности кожи.

Помимо топического ботулотоксина, в нем присутствуют и другие биоактивные вещества, а именно:

  • ниацинамид — будучи предшественником НАДФ и НАДФ-Н, ниацинамид замедляет процессы старения. Его молекула относительно невелика и легко проходит через эпидермальный барьер. Использование ниацинамида в составе косметики помогает нивелировать последствия фотостарения, разгладить кожу, осветлить и выровнять ее тон, сузить поры, улучшить текстуру кожи в целом;
  • пантенолпри местном применении легко проникает в кожу, где превращается в биологически активную форму — пантотеновую кислоту. При использовании в составе косметики даже в невысоких дозировках пантенол оказывает увлажняющее и противовоспалительное действие, ускоряет процессы эпителизации;
  • гидролизованная низкомолекулярная ГК и декапептид-40. Комбинация низкомолекулярной ГК и синтетического пептида, состоящего из аланина, аргинина, метионина, пролина и валина, в липосомальной форме. В целом ингредиент обеспечивает увлажняющее и лифтинговое действие, разглаживает морщины;
  • лецитин и аденозин. Аденозин заключен в липосомы наноразмера, что улучшает его биодоступность. Аденозин — пуриновый нуклеозид, состоящий из аденина, связанного гликозидной связью с рибозой. Он входит в состав нуклеиновых кислот, а также ряда ферментов. Аденозин — относительно новый ингредиент в косметике, но он достаточно широко применяется в медицине, в том числе и в качестве вспомогательной терапии при заживлении ран. В косметике аденозин используется в первую очередь благодаря своему антивозрастному действию. При наружном применении он обладает доказанным действием против морщин, что связывают со стимуляцией образования «правильного» коллагенового матрикса. Этим же объясняется и репаративная активность аденозина. Кроме того, этот ингредиент оказывает противовоспалительное действие, тем самым уменьшая раздражение и покраснение, в том числе и при повышенной реактивности кожи.

Особые показания к применению

Препарат используется в комплексном домашнем уходе. Оказывает выраженное заживляющее действие (улучшает эпителизацию) благодаря гиалуроновой кислоте, включенной в состав в трех молекулярных фракциях (1 МДа — высокомолекулярная, 35 кДа — низкомолекулярная, 10 кДа — ультранизкомолекулярная). Поэтому особо рекомендуется в следующих случаях:

  • кожа, поврежденная после косметологических процедур, хирургического вмешательства или механической травмы;
  • раздраженная, склонная к воспалению кожа;
  • розацеа.

Рекомендации по применению

  • Очистить кожу с помощью мягкого очищающего средства.
  • Нанести небольшое количество сыворотки на все лицо, аккуратно постукивая кончиками пальцев, чтобы средство впиталось.
  • После впитывания сыворотки можно нанести защитный крем или можно смешать 1–2 капли сыворотки с кремом и нанести сразу смесь.

BoLCA Dermabotul Intensive Care Solution. Сыворотка от морщин для эстетических процедур

Препарат представляет собой водно-глицериновый раствор с минорным количеством солюбилизатора, отлично совместимый с кожей. Средство стерильно и не содержит консервантов, что снижает риски развития нежелательных кожных реакций при его использовании.

В основу препарата входит высокомолекулярный гиалуронат натрия в концентрации 0,2% — это не сильно повышает вязкость продукта, и внешне он выглядит как раствор, но вместе с тем он приобретает биологические свойства, ассоциированные с высокомолекулярной ГК (см. выше). Этот момент важен, поскольку препарат может быть использован вместе с микронидлингом и после повреждающих процедур, в том числе лазерных [11].

Особо отметим, что в данной рецептуре концентрация топического ботулотоксина самая высокая среди всех препаратов линии BoLCA: она в 16 раза выше, чем в креме BoLCA Biotechnie Facial Cream и сыворотке BoLCA Biotechnie Intensive Spot Serum.

Помимо топического ботулотоксина, в рецептуре присутствует трегалоза — природный нередуцирующий углевод, не участвующий в неферментативном гликозилировании белков. Чрезвычайно эффективный увлажнитель благодаря особому строению молекулы, повышает увлажненность рогового слоя и защищает кожу от пересушивания даже при очень низкой влажности воздуха. Трегалоза также известна своим регенерирующим действием и способностью защищать клеточные мембраны от повреждения. На молекулярном уровне трегалоза оказывает цитопротекторное действие, защищая клетки от таких стрессовых факторов, как окислительное повреждение, обезвоживание, загрязнение воздуха, УФ-облучение и перепады температур. Клинически подтверждено противозудное действие трегалозы при наружном применении.

Особые показания к применению

Препарат используется в профессиональных процедурах по уходу за кожей при следующих эстетических и дерматологических проблемах:

  • сухая себорея;
  • себорейный дерматит с признаками воспаления и зуда;
  • акне в любой стадии;
  • выраженная сухость кожи (ксероз);
  • отечность;
  • постакне;
  • неравномерная пигментация;
  • атоничная, дряблая кожа со сниженной эластичностью;
  • кожа городского жителя, «кожа курильщика» и т.п.;
  • гипергидроз лица.

Рекомендации по применению

  • Сыворотку рекомендуется наносить после микродермабразии, лазерных процедур.
  • В процедурах косметического ухода сыворотку наносят после эксфолиации с помощью скраба, а также под окклюзионную пленку (на 20 мин).
  • Для повышения трансдермальной доставки активных веществ можно использовать дермапен/мезороллер или электропоратор.

Заключение

Биологические свойства гиалуроновой кислоты как косметического ингредиента наиболее ярко раскрываются при соблюдении следующих условий:

  • ГК находится в водно-гелевой основе (не эмульсионной) — такой препарат называют «гиалуроновая сыворотка»;
  • использована нативная ГК — высокомолекулярная, низкомолекулярная или их комбинация;
  • в рецептуру возможно включение других низкомолекулярных водорастворимых биоактивных веществ, с которыми ГК может действовать в синергизме. Одним из таких веществ-синергистов является топический ботулотоксин BoLCA — в паре с ГК он улучшает эпителизацию и восстановление травмированной кожи;
  • сыворотку наносят на поврежденный роговой слой, через который ГК может самостоятельно пройти до живых кератиноцитов, включиться в метаболические и регуляторные процессы.

Статья опубликована в журнале «Косметика и медицина Special Edition» №1/2021

На правах рекламы

Литература

  1. Buhren B.A., Schrumpf H., Hoff N.P., et al. Hyaluronidase: from clinical applications to molecular and cellular mechanisms. Eur J Med Res 2016; 21:
  2. Kavasi R.M., Berdiaki A., Spyridaki I., et al. HA metabolism in skin homeostasis and inflammatory disease. Food Chem Toxicol 2017; 101: 128–138.
  3. Sano K., Gotoh M., Dodo K., et al. Age-related changes in cyclic phosphatidic acid-induced hyaluronic acidsynthesis in human fibroblasts. Hum Cell 2018; 31(1): 72–77.
  4. Zhu Y., Kruglikov I.L., Akgul Y., Scherer P.E. Hyaluronan in adipogenesis, adipose tissue physiology and systemic metabolism. Matrix Biol 2019; 78–79: 284–291.
  5. Essendoubi M., Gobinet C., Reynaud R., et al. Human skin penetration of hyaluronic acid of different molecular weights as probed by Raman spectroscopy. Skin Res Technol 2016; 22(1): 55–62.
  6. Neuman M.G., Nanau R.M., Oruña-Sanchez L., Coto G. Hyaluronic acid and wound healing. J Pharm Pharm Sci 2015; 18(1): 53–60.
  7. Raab S., Yatskayer M., Lynch S., et al. Clinical Evaluation of a Multi-Modal Facial Serum That Addresses Hyaluronic Acid Levels in Skin. J Drugs Dermatol 2017; 16(9): 884–890.
  8. Биуинг К.Л. BoLCA: косметические миорелаксанты второго поколения, или Топическая ботулинотерапия возрастных изменений кожи. Косметика и медицина 2019; 2: 32–38.
  9. Биуинг К.Л. Топический ботулотоксин для осветления кожи: обоснование и практические рекомендации. Косметика и медицина 2020; 1: 61.
  10. Ширяева И.А. Основа косметической маски — главная составляющая ее эффективности. Косметика и медицина 2020; 4: 42–43.
  11. de Filippis A., D'Agostino A., Pirozzi A.V.A., et al. Q-switched Nd-YAG laser alone and in combination with innovative hyaluronicacidgels improve keratinocytes wound healing in vitro. Lasers Med Sci 2020 Sep 26. Online ahead of print.
Вместе с этими статьями также читают
 
×