ГИАЛУРОНОВАЯ СЫВОРОТКА-ФИЛЛЕР ПРОЛОНГИРОВАННОГО ДЕЙСТВИЯ LIFTACTIV SUPREME (VICHY): ЭФФЕКТИВНОЕ И БЕЗОПАСНОЕ СРЕДСТВО ДЛЯ ВИДИМОГО ОМОЛОЖЕНИЯ КОЖИ

10.03.2021

Нильсен Марион (Nielsen Marion)

Руководитель международного научного департамента VICHY Laboratoires

 

Старение кожи — сложный процесс, протекающий под влиянием внутренних и внешних факторов. Эндогенное, или хронологическое старение генетически детерминировано и является естественным следствием физиологических изменений, происходящих со временем. Скорость его различна не только у разных людей, но даже и на разных участках тела одного и того же человека. В то же время ряд внешних факторов вызывает экзогенное, ускоренное старение кожи. В результате этих двух процессов ухудшаются биомеханические свойства кожи и ее функции, что внешне проявляется как морщины, нарушение пигментации, неровный тон, утрата упругости и объема тканей, обезвоженность. Многие аспекты старения кожи тесно связаны с разрушением гиалуроновой кислоты — одного из ключевых компонентов внеклеточного матрикса.

Роль гиалуроновой кислоты в поддержании молодости кожи

Гиалуроновая кислота (ГК) — это несульфатированный гликозаминогликан, состоящий из остатков D-глюкуроновой кислоты. Почти половина всей гиалуроновой кислоты, находящейся в организме человека, сосредоточена в коже [1]. ГК обладает уникальной гигроскопичностью, обеспечивающей формирование и поддержание объема содержащей ее ткани, и способностью образовывать высоковязкие растворы, что необходимо для обеспечения вязкоупругих свойств кожи. Однако ГК выполняет не только пассивную структурообразующую роль, но и принимает активное участие в регуляции биологических процессов: модулирует пролиферацию и миграцию клеток, проявляет антиоксидантную активность, стабилизирует водный баланс кожи и т.д. В эпидермисе, где отсутствуют кровеносные сосуды, ГК участвует в формировании межклеточной среды, служащей для транспорта питательных веществ; поэтому при ее недостатке замедляются многие метаболические процессы.

ГК в коже постоянно синтезируется и распадается под действием ферментов — гиалуронансинтаз и гиалуронидаз. Время полураспада ГК в эпидермисе составляет около 12 ч, в дерме — 20–24 ч [2]. За ее выработку в дерме отвечают фибробласты, в эпидермисе — кератиноциты [3]. Если в коже достаточно ГК, она увлажнена, эластична и сохраняет хороший тонус. Снижение количества ГК, особенно в эпидермальном слое, приводит к уменьшению влагоудерживающей способности кожи и уменьшению эластичности [4]. Из-за утраты дермальной ГК, наряду с деградацией эластина, ткани становятся более ригидными, теряют тургор и упругость, дермальный слой истончается [1, 5]. Однако при старении снижается не только количество, но и качество ГК: в стареющей коже накапливаются нефункциональные ковалентно связанные соединения ГК с белками [6]. Все эти процессы могут существенно ускоряться под влиянием комплекса дополнительных внешних факторов — экспозома.

Экспозом как фактор старения кожи

Концепция экспозома как совокупности внешних и внутренних негенетических факторов, воздействующих на человека на протяжении его жизни, была предложена в 2005 году К. Уайлдом. Он ввел это понятие для лучшего понимания долговременного взаимодействия организма человека с окружающей средой. В 2016 г. был опубликован первый фундаментальный обзор, посвященный роли экспозома в старении кожи человека [7].

В настоящее время экспозом кожи определяется как общность факторов окружающей среды, действующих на протяжении всей жизни человека и индуцирующих или модифицирующих различные состояния кожи [8]. Ключевые экспозом-факторы старения кожи — это солнечный свет (причем не только ультрафиолет), поллютанты (в том числе сигаретный дым), питание, психологический стресс, гормональные изменения, нарушения циркадных ритмов, недостаток сна, температурные воздействия. Все больше данных появляется о влиянии комбинации экспозом-факторов, особенно в субтоксических дозах, на проявление внешних признаков старения кожи.

Экспозом-факторы и гиалуроновая кислота

Исследования в области факторов старения кожи позволили определить ряд аспектов непосредственного влияния экспозома на ГК:

  • Ультрафиолет. Интенсивное УФ-В облучение приводит к снижению содержания ГК как в эпидермисе, так и в дерме [9]. УФ-В излучение индуцирует усиленную выработку и активацию гиалуронидаз во всех слоях кожи и снижает активность гиалуронансинтаз [10]. Исследование ex vivo также отчетливо продемонстрировало уменьшение содержания ГК в дерме под воздействием хронического УФ-В облучения и снижение уровня ГК-синтезирующих ферментов [11].
  • Загрязнение воздуха. Загрязнение приземных слоев атмосферы озоном способно вызвать частичную деполимеризацию ГК [12]. Негативное влияние озона синергетически усиливается солнечным светом: в этом случае расщепление ГК протекает намного быстрее, чем при воздействии каждого из этих факторов в отдельности [13].
  • Депривация сна и стресс. Недостаток сна стимулирует выработку гидрокортизона и кортизола [14, 15] — мощного ингибитора синтеза ГК в фибробластах [16]. Исследования in vitro показали, что гидрокортизон обладает сходной активностью [17]. Аналогично действует и психологический стресс, который сопровождается усиленным выбросом глюкокортикоидов, подавляющих синтез ГК в дерме [18]. In vitro на культуре фибробластов человека было показано, что это обусловлено подавлением активности гиалуронансинтазы [19]
  • Курение. Как показали исследования in tubo, сигаретный дым провоцирует распад ГК на более короткие фрагменты [20].

Однако экспозом может влиять на содержание ГК в коже не только напрямую, но и косвенно. Так, индукция окислительного стресса в коже под влиянием загрязнения воздуха, ультрафиолета и климатических факторов генерирует активные формы кислорода (АФК) и свободные радикалы. Известно, что распад эпидермальной ГК может быть отчасти обусловлен тем, что АФК участвуют в ее катаболизме в кератиноцитах [21]. Они расщепляют молекулу ГК на фрагменты, которые намного легче разрушаются под действием гиалуронидаз, чем исходный полимер [22]. Кроме того, при окислительном стрессе ГК разрушается не только ферментативным путем, но и по свободнорадикальному механизму [23].

Все эти процессы приводят к появлению таких клинических признаков старения, как морщины, дряблость кожи (потеря упругости) и обезвоженность. Поэтому важно компенсировать утрату гиалуроновой кислоты в коже для поддержания хорошего тонуса, увлажненности и объема.

Гиалуроновая сыворотка-филлер пролонгированного действия LiftActiv Supreme — средство омоложения кожи с доказанной эффективностью

В результате длительных исследований по поиску неинвазивного решения проблемы хронологического и экспозом-индуцированного старения кожи, обусловленного уменьшением содержания гиалуроновой кислоты, специалистами Лабораторий Vichy была разработана гиалуроновая сыворотка-филлер пролонгированного действия Liftactiv Supreme. Ее активные компоненты и их концентрации подобраны таким образом, чтобы взаимно дополнять и усиливать действие друг друга для достижения желаемого эффекта. Сыворотка сокращает морщины и повышает упругость кожи, восполняя ежедневную потерю гиалуроновой кислоты в эпидермисе и защищая ее от разрушения. Известно, что ежедневно кожа теряет примерно 0,6 мг эпидермальной ГК [24]; при этом всего одно применение сыворотки эквивалентно поступлению 10 мг ГК.  

Особенности состава

Гиалуроновая кислота. Сыворотка содержит 1,5% чистой ГК природного происхождения (из них 0,5% высокомолекулярной и 1% низкомолекулярной). Высокомолекулярная ГК повышает увлажненность кожи (рис. 1), а низкомолекулярная укрепляет барьерную функцию (рис. 2), сокращает морщины и восполняет потери ГК в эпидермисе благодаря способности проникать в кожу на необходимую глубину [25] и стимулировать синтез собственных гликозаминогликанов (рис. 3), благодаря чему средство компенсирует прямое воздействие экспозома на содержание ГК в коже.

Стабилизированный витамин С. В составе сыворотки присутствует 0,2% аскорбилглюкозида (АГ) — стабильной формы витамина С, при применении на коже проявляющей физиологические эффекты аскорбиновой кислоты [26, 27]. АГ защищает ГК от косвенного влияния экспозома благодаря своим антиоксидантным и противовоспалительным свойствам. Он работает как ловушка свободных радикалов [28], снижает УФ-индуцированное повреждение кожи [29, 30], а также уменьшает УФ-индуцированный выброс провоспалительных интерлейкинов IL-1α и IL6 [31].

Термальная вода вулканического происхождения. В основе сыворотки — вода одного из термальных источников Vichy вулканического происхождения. Доказано, что она усиливает способность кожи противостоять окислительному стрессу, стимулируя выработку антиоксидантных ферментов — супероксиддисмутазы, каталазы и глутатионпероксидазы (рис. 4). Кроме того, доказано, что при воздействии УФ-А излучения эта вода существенно повышает активность каталазы в роговом слое in vivo, что позволяет эффективнее нейтрализовать АФК и уменьшить негативные последствия [32] (рис. 5).

Доказанная эффективность

Для оценки эффективности средства было проведено два клинических исследования, в которых суммарно участвовали более 200 женщин с разными фототипами кожи, и несколько дополнительных инструментальных тестов in vivo.

В клиническом исследовании с участием 53 женщин европеоидной расы в возрасте 40-65 лет с сухой и очень сухой кожей, а также мимическими и статическими морщинами от слабых до умеренных (3-6 баллов по 10-балльной шкале) исследуемое средство наносили в количестве 2-3 капель на шею и лицо (за исключением области вокруг глаз) дважды в день на протяжении 6 недель. Оценку выраженности морщин по балльной шкале проводили через 2, 4 и 6 недель от начала эксперимента. Первые положительные изменения были отмечены уже через две недели, а к концу исследования мимические морщинки сократились в среднем на 60% по сравнению с исходным состоянием, а статические — на 47 (рис .6). При этом балльная экспертная оценка общего состояния кожи показала улучшение на 30,9% через 2 недели и более чем на 70% — в конце исследования.

Самооценка участниц продемонстрировала очень высокую степень удовлетворенности результатами эксперимента: 100% участниц указали, что кожа выглядит более здоровой и ощущается более гладкой и упругой; более 98% согласились с утверждением, что кожа выглядит моложе, ощущается более наполненной и мягкой.

В другом клиническом исследовании принимали участие 60 женщинв возрасте 25-45 лет с заявленной недостаточной упругостью и гладкостью кожи, мимическими и статическими морщинами; у половины участниц была декларирована чувствительная кожа. Оценка параметров кожи проводилась в начале эксперимента, через 1, 7, 14 и 28 дней. В течение 4 подготовительных недель схема ухода включала только использование стандартного увлажняющего средства. В течение последующих 4 недель вечером перед применением увлажняющего средства наносили исследуемую сыворотку.

Инструментальная оценка объема кожи при помощи Dermotrace показала существенное улучшение: через час после применения улучшение составило 4,6%, на следующий день — 7,1%, а в конце эксперимента — 18,8%.

Дерматологическая оценка показала повышение объема кожи в конце эксперимента на 13,4%, повышение гладкости на 12,4%, эластичности — на 13,3%, сияния — на 6,1%, сокращение мимических морщин на 6,2%.

Самооценка участниц и в этом исследовании также продемонстрировала высокую степень удовлетворенности продуктом и результатами его использования. Более 90% участниц отметили, что кожа после использования сыворотки лучше увлажнена, более мягкая, успокоенная, дискомфорт отсутствует. Более 80% согласились с утверждением, что кожа ощущается более свежей, напитанной, эластичной и плотной, выглядит более сияющей, текстура кожи улучшилась.

Дополнительная корнеометрическая оценка увлажненности была выполнена на группе из 24 женщин европеоидной расы старше 18 лет с сухой кожей внешней стороны предплечья (увлажненность по корнеометру 40 ± 10 ед). Корнеометрию проводили в сравнении с необработанным участком кожи сразу после однократного нанесения сыворотки, а также спустя 4, 8 и 24 ч. Через 4 ч увлажненность кожи повысилась на 43,23%; примерно такой же уровень сохранялся и спустя 8 ч.

Влияние на трансэпидермальную потерю воды (ТЭПВ) оценивали на группе 24 женщин европеоидной расы 18–65 лет, у которых ТЭПВ на поверхности предплечья составляла от 6 г/м2·ч. Оценку проводили в сравнении с необработанным участком после однократного применения сыворотки сразу после нанесения и спустя час. Снижение ТЭПВ через час после нанесения средства составило в среднем 48,93%.

Наконец, инструментальная оценка сияния кожи была проведена при помощи оптической системы анализа изображений SAMBA Face на группе из 16 женщин в возрасте 30–50 лет. Протокол исследования включал период акклиматизации в течение 30 мин при 21 °С и относительной влажности 45%, последующее умывание лица по стандартному протоколу и дополнительные 10 минут акклиматизации при тех же параметрах, после чего на случайно выбранную половину лица наносили 300 мг исследуемого средства. По результатам оценки, сыворотка оказывала мгновенный эффект: сразу после нанесения сияние кожи на обработанной половине лица увеличивалось в среднем на 42,4% (рис. 7).

Возможность сочетанного применения гиалуроновой сыворотки-филлера LiftActiv Supreme с косметологическими процедурами

Исходя из особенностей состава сыворотки и результатов клинических испытаний, можно ожидать, что использование данного средства в сочетании с определенными косметологическими процедурами способно повысить их результативность и уменьшить вероятность развития нежелательных реакций, обусловленных воздействием экспозома.

Защита кожи от воздействия негативных факторов окружающей среды, провоцирующих окислительный стресс, стимуляция реэпителизации и восстановления нарушенной барьерной функции кожи наряду с выраженным увлажняющим действием позволяют использовать сыворотку в программах ухода за кожей в период реабилитации после химического пилинга, дермабразии, лазерных процедур и т.п.

При использовании в постпроцедурном уходе после ботулинотерапии или введения филлеров средство позволит добиться более выраженного результата лифтингового результата.

Наконец, благодаря активной защите от экспозом-факторов и способности восполнять утраченный объем и уменьшать морщины вполне можно ожидать, что применение сыворотки непосредственно после проведения мезотерапии или биоревитализации и далее в постпроцедурном уходе пролонгировать достигнутый результат. 

Заключение

Гиалуроновая сыворотка-филлер пролонгированного действия LiftActiv Supreme — высокоэффективное средство для коррекции возрастных изменений, обусловленных утратой гиалуроновой кислоты в коже под воздействием хронологического и экспозом-индуцированного старения. Она помогает восстановить утраченную упругость и объем кожи, повысить ее эластичность и увлажненность. Всего за 6 недель применения выраженность мимических морщин уменьшается в среднем на 60%, а статических — на 47%.

Сыворотка гипоаллергенна, не содержит отдушек и спирта, протестирована под контролем дерматологов и офтальмологов и хорошо переносится даже чувствительной кожей, что позволяет использовать ее на всем лице, включая и область вокруг глаз, а также сразу после неинвазивных косметологических процедур. Все эти свойства, наряду с высокой удовлетворенностью конечного потребителя от использования средства, в том числе и в отношении «косметичности» (текстура, впитываемость, отличная совместимость с макияжем), делают сыворотку идеальным выбором как для домашнего ухода, направленного на омоложение кожи, так и для применения в кабинете косметолога в рамках процедур по уходу за кожей.

 

Статья опубликована в журнале «Косметика и медицина Special Edition» №1/2021

На правах рекламы

Литература

  1. Papakonstantinou E., Roth M., Karakiulakis G. Hyaluronic acid: A key molecule in skin aging. 2012; 4 (3): 253–258.
  2. Fraser J.R., Laurent T.C., Laurent U.B. Hyaluronan: its nature, distribution, functions and turnover. J Intern Med. 1997; 242 (1): 27–33.
  3. Tammi R., Säämänen A.M., Maibach H.I., Tammi M. Degradation of newly synthesized high molecular mass hyaluronan in the epidermal and dermal compartments of human skin in organ culture. J Invest Dermatol. 1991; 97(1): 126–30.
  4. Meyer L.J., Stern R. Age-dependent changes of hyaluronan in human skin. J Invest Dermatol. 1994; 102(3): 385–
  5. Lee D.H., Oh J.H., Chung J.H. Glycosaminoglycan and proteoglycan in skin aging. J Dermatol Sci. 2016; 83 (3): 174–181.
  6. Хабаров В. Гиалуроновая кислота: свойства, получение, применение. Les nouvelles esthetiques. 2019; (2): 72–78.
  7. Krutmann J., Bouloc A., Sore G., et al. The skin aging exposome. J Dermatol Sci. 2017; 85 (3): 152–161.
  8. Passeron T., Krutmann J., Andersen M.L., et al. Clinical and biological impact of the exposome on the skin. J Eur Acad Dermatol Venereol. 2020; 34 Suppl 4: 4–25.
  9. Kurdykowski S., Mine S., Bardey V., et al. Ultraviolet-B irradiation induces differential regulations of hyaluronidase expression and activity in normal human keratinocytes. Photochem Photobiol. 2011; 87(5): 1105–
  10. Averbeck M., Gebhardt C.A., Voigt S., et al. Differential regulation of hyaluronan metabolism in the epidermal and dermal compartments of human skin by UVB irradiation. J Invest Dermatol. 2007; 127(3): 687–697
  11. Dai G., Freudenberger T., Zipper P., et al. Chronic ultraviolet B irradiation causes loss of hyaluronic acid from mouse dermis because of down-regulation of hyaluronic acid synthases. Am J Pathol. 2007; 171(5): 1451–14
  12. Wu Y. Preparation of low-molecular-weight hyaluronic acid by ozone treatment. Carbohydr Polym. 2012; 89(2): 709–712.
  13. Schmut O., Ansari A.N., Faulborn J. Degradation of hyaluronate by the concerted action of ozone and sunlight. Ophthalmic Res. 1994; 26(6): 340–343.
  14. Leproult R., Copinschi G., Buxton O., Van Cauter E. Sleep loss results in an elevation of cortisol levels the next evening. 1997; 20(10): 865–870.
  15. Wu H., Zhao Z., Stone W.S., et al. Effects of sleep restriction periods on serum cortisol levels in healthy men. Brain Res Bull. 2008; 77(5): 241–245.
  16. Saarni H., Tammi M., Doherty N.S. Decreased hyaluronic acid synthesis, a sensitive indicator of cortisol action on fibroblast. J Pharm Pharmacol. 1978; 30(3): 200–201.
  17. Deshpande M., Papp S., Schaffer L., Pouyani T. Hydrocortisone effect on hyaluronate synthesis in a self-assembled human dermal equivalent. J Tissue Eng Regen Med. 2016; 10(10): E316–E326.
  18. Averbeck M., Gebhardt C., Anderegg U., Simon J.C. Suppression of hyaluronan synthase 2 expression reflects the atrophogenic potential of glucocorticoids. Exp Dermatol. 2010; 19(8): 757–759.
  19. Gebhardt C., Averbeck M., Diedenhofen N., et al. Dermal hyaluronan is rapidly reduced by topical treatment with glucocorticoids. J Invest Dermatol. 2010; 130(1): 141–14
  20. McDevitt C.A., Beck G.J., Ciunga M.J., O'Brien J. Cigarette smoke degrades hyaluronic acid. 1989; 167(4): 237–245.
  21. Agren U.M., Tammi R.H., Tammi M.I. Reactive oxygen species contribute to epidermal hyaluronan catabolism in human skin organ culture. Free Radic Biol Med. 1997; 23(7): 996–1001.
  22. Duan J., Kasper D.L. Oxidative depolymerization of polysaccharides by reactive oxygen/nitrogen species. Glycobiology. 2011; 21(4): 401–409.
  23. Lapcík L., Chabrecek P., Stasko A. Photodegradation of hyaluronic acid: EPR and size exclusion chromatography study. 1991; 31(12): 1429–1435.
  24. Narurkar V.A., Fabi S.G., Bucay V.W., et al. Rejuvenating Hydrator: Restoring Epidermal Hyaluronic Acid Homeostasis With Instant Benefits. J Drugs Dermatol. 2016; 15(1 Suppl 2): s24–37.
  25. Essendoubi M., Gobinet C., Reynaud R., et al. Human skin penetration of hyaluronic acid of different molecular weights as probed by Raman spectroscopy. Skin Res Technol. 2016; 22(1): 55–62.
  26. Yamamoto I., Muto N., Murakami K., Akiyama J. Collagen synthesis in human skin fibroblasts is stimulated by a stable form of ascorbate, 2-O-alpha-D-glucopyranosyl-L-ascorbic acid. J Nutr. 1992; 122(4): 871–
  27. Boyera N., Galey I., Bernard B.A. Effect of vitamin C and its derivatives on collagen synthesis and cross-linking by normal human fibroblasts. Int J Cosmet Sci. 1998; 20(3): 151–158.
  28. Arrigoni O., De Tullio M.C. Ascorbic acid: much more than just an antioxidant. Biochim Biophys Acta. 2002; 1569(1–3): 1–9.
  29. Darr D., Combs S., Dunston S., et al. Topical vitamin C protects porcine skin from ultraviolet radiation-induced damage. Br J Dermatol. 1992; 127(3): 247–253.
  30. Miyai E., Yanagida M., Akiyama J., Yamamoto I. Ascorbic acid 2-O-alpha-glucoside-induced redox modulation in human keratinocyte cell line, SCC: mechanisms of photoprotective effect against ultraviolet light B. Biol Pharm Bull. 1997; 20(6): 632–636.
  31. Tebbe B., Wu S., Geilen C.C., et al. L-ascorbic acid inhibits UVA-induced lipid peroxidation and secretion of IL-1alpha and IL-6 in cultured human keratinocytes in vitro. J Invest Dermatol. 1997; 108(3): 302–306.
  32. Bruneau F., Bernard D., Ragueneau N., Montastier C. Effect of Vichy water on catalase activity in the stratum corneum. Int J Cosmet Sci. 1996; 18(6): 269–277.
Вместе с этими статьями также читают
 
×